Налоговые споры: оценка доказательств в суде

1.2. Свобода суда в оценке доказательств

Рассуждая о юридических фикциях в налоговом праве, Д.М. Щекин <427> приходит к выводу, что законодатель в целях борьбы с уклонением от уплаты налога на добавленную стоимость, лжеэкспортом и преодоления трудностей в установлении и доказывании этих обстоятельств пошел не по пути совершенствования средств налогового и иного контроля, а по пути формализации правовых норм, что осложнило реализацию прав добросовестных налогоплательщиков, имеет негативные правовые и экономические последствия, в том числе возмещение НДС через судебную систему.

--------------------------------

<427> См.: Щекин Д.М. Юридические презумпции в налоговом праве. М.: МЗ "Пресс", 2002. С. 56, 57.

 

Действительно, для того чтобы подтвердить право на получение возмещения НДС при экспорте товаров, необходимо представить ряд документов по перечню, установленному п. 1 ст. 165 НК РФ: контракт налогоплательщика с иностранным лицом, выписку банка, подтверждающую поступление выручки от иностранного лица, грузовую таможенную декларацию с отметками российских таможенных органов и копии транспортных, товаросопроводительных и (или) иных документов с отметками таможенных органов.

Д.М. Щекин полагает, что в НК РФ целесообразно было бы закрепить правило о том, что налогоплательщик может подтверждать свое право на налоговые льготы, используя любые доказательства <428>.

--------------------------------

<428> См.: Щекин Д.М. Указ. соч. С. 237.

 

Вряд ли с этим можно безоговорочно согласиться. Дело даже не только в том, что подобным положением в первую очередь воспользуются недобросовестные налогоплательщики. Такое положение позволит налоговым органам до бесконечности расширять доказательственную базу, требуя все новых документов в подтверждение фактической реализации товара на экспорт.

Об этом свидетельствует судебно-арбитражная практика.

Так, по делу N КА-А40/9139-02 акционерное общество открытого типа обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Инспекции МНС России о признании недействительным ее решения об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость за июль 2001 г. по экспортным операциям и о доначислении НДС в размере 21 921 руб.

Решением от 13 августа 2002 г., оставленным без изменения Постановлением от 16 октября 2002 г. апелляционной инстанции, Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования АООТ, поскольку имеющимися в деле материалами подтверждается факт экспорта товара.

Законность и обоснованность судебных актов проверены в порядке ст. 284 АПК РФ в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой налоговый орган ссылался на то, что в представленных обществом документах отсутствуют отметки пограничной таможни "Товар вывезен" и, согласно ответу таможни "Западный Буг", не представляется возможным подтвердить факт вывоза товаров за пределы таможенной территории Республики Беларусь.

В соответствии с подп. 3 и 4 п. 1 ст. 165 НК РФ установлен упрощенный по сравнению с общим порядок подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0% при вывозе товаров в таможенном режиме экспорта через границу Российской Федерации с государством - участником Таможенного союза, на которой таможенный контроль отменен.

Согласно общему порядку в налоговые органы представляются грузовая таможенная декларация (ее копия) с отметками российского таможенного органа, осуществившего выпуск товаров в режиме экспорта, и российского таможенного органа, в регионе деятельности которого находится пункт пропуска, через который товар был вывезен за пределы таможенной территории Российской Федерации, и копии транспортных, товаросопроводительных и (или) иных документов с отметками пограничных таможенных органов.

При вывозе товаров через границу России с государством - участником Таможенного союза достаточно проставления на данных документах отметки таможенного органа Российской Федерации, производившего таможенное оформление указанного вывоза товаров.

На представленных обществом ГТД и CMR такие отметки имеются.

На основании действовавшего в спорный период п. 2 ст. 4 НК РФ Государственный таможенный комитет РФ издавал обязательные для своих подразделений приказы, которые не относятся к актам законодательства о налогах и сборах, в то время как в соответствии с п. 5 ст. 3 Кодекса налоги устанавливаются настоящим Кодексом, законами субъектов Российской Федерации и нормативными правовыми актами представительных органов местного самоуправления.

В связи с этим Государственный таможенный комитет РФ не вправе издавать приказы, расширительным образом толкующие налоговое законодательство и содержащие дополнительные, не предусмотренные Налоговым кодексом РФ обязанности налогоплательщиков, в том числе при применении им налоговой ставки 0%.

Судом кассационной инстанции не принята во внимание ссылка Инспекции на то, что в соответствии с приказами ГТК России помимо отметок таможенного органа Российской Федерации на ГТД и транспортных документах должны проставляться отметки таможенных органов, производивших таможенное оформление при пересечении внешней границы Таможенного союза. Кроме того, ни в первую, ни в апелляционную, ни в кассационную инстанции с момента принятия искового заявления 27 июня 2002 г. до рассмотрения кассационной жалобы 27 января 2003 г. налоговым органом не представлен ответ таможни "Западный Буг" о невозможности подтвердить факт вывоза товаров за пределы таможенной территории Республики Беларусь.

В заседании суда кассационной инстанции представитель Инспекции пояснил, что Инспекция в связи с этим не обращается в суд с заявлением о фальсификации ГТД и CMR в порядке ст. 161 АПК РФ. При этом представитель Инспекции пояснил, что ответа таможни "Западный Буг" о невывозе товара в налоговый орган не поступало.

При таких обстоятельствах оснований к отмене судебных актов не имелось <429>.

--------------------------------

<429> См.: дело N КА-А40/9139-02 // Архив ФАС МО.

 

Этот пример из судебно-арбитражной практики свидетельствует о том, что именно узкий перечень документов, предусмотренный НК РФ, позволяет суду пресечь расширительное толкование налоговыми органами требований Кодекса, предъявляемых к объему доказательств, необходимых для подтверждения экспорта товаров. Таким образом, если налогоплательщик представит предусмотренные Кодексом в подтверждение получения налоговой льготы документы, оформленные надлежащим образом, бремя доказывания того, что фактический экспорт не имел места, переходит на налоговый орган.

Судебно-арбитражная практика показывает, что, как правило, налоговые инспекции пытаются найти недостатки в оформлении представленных налогоплательщиком документов.

Если бы судебная практика исходила из теории формальных доказательств, как полагает Д.М. Щекин, любой недостаток в оформлении указанных документов лишал бы их доказательственной силы. Однако этого не происходит, поскольку в суде любая норма материального права, в том числе и налогового, "оживает" лишь через применение судом нормы процессуальной. И если Налоговый кодекс РФ устанавливает жесткий перечень доказательств, которые могут подтверждать факт экспорта товара, то Арбитражный процессуальный кодекс РФ устанавливает правила оценки этих доказательств, которые в равной степени обязательны для суда, как и требования НК РФ.

Так, по делу N КА-А40/9187-02 <430> общество с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Инспекции МНС России о признании частично недействительными ее решения от 13 марта 2002 г. об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость за май 2001 г. и об уменьшении суммы НДС на 193 000 руб., а также об обязании Инспекции возместить путем возврата указанную сумму НДС и проценты в размере 17 424 руб. из бюджета.

--------------------------------

<430> Дело N КА-А40/9187-02 // Архив ФАС МО.

 

Решением от 29 августа 2002 г., оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 5 ноября 2002 г., исковые требования в части взыскания процентов отклонены, в остальной части исковые требования удовлетворены, поскольку обществом доказан факт экспорта товаров.

Законность и обоснованность судебных актов проверены в порядке ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса РФ в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой налоговый орган ссылался на то, что на одной из представленных CMR N 8LA0189704 отсутствует отметка пограничного таможенного органа о вывозе товара за пределы территории Российской Федерации.

Как усматривалось из материалов дела и установлено судом первой и апелляционной инстанций, налогоплательщиком в подтверждение права на получение возмещения при налогообложении по налоговой ставке 0% представлены все документы по перечню, установленному подп. 1 - 4 п. 1 ст. 165 НК РФ.

Согласно ч. 1 - 5 ст. 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. Никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы.

В решении и Постановлении суда первой и апелляционной инстанций указано, что все представленные ООО по установленному Налоговым кодексом РФ перечню документы оценивались в их совокупности. При этом судом учтено, что наряду с CMR, на недостатки в оформлении которой ссылалась Инспекция, обществом представлена ГТД со штампом Себежской таможни "Товар вывезен". Кроме того, в CMR наряду с отметками Московской южной таможни "Выпуск разрешен" и Себежской таможни "Товар поступил" имеются оттиски штампа и круглой печати иностранного грузополучателя, подтверждающие пересечение таможенной границы Российской Федерации.

В заседании суда кассационной инстанции представитель Инспекции пояснил, что в Инспекции отсутствуют противоположные данные. В связи с этим суд кассационной инстанции посчитал, что судом первой и апелляционной инстанций в результате исследования всех имеющихся в деле доказательств в их взаимной связи и совокупности, в том числе CMR наряду с ГТД, дана обоснованная оценка тому обстоятельству, что груз по спорной CMR реально пересек таможенную границу Российской Федерации. Поэтому само по себе отсутствие на CMR отметки Себежской таможни о вывозе товара в данном конкретном случае не может иметь для арбитражного суда заранее установленной силы при наличии иных доказательств, подтверждающих фактический вывоз товара.

При таких обстоятельствах оснований к отмене судебных актов не имелось.

Из приведенного примера мы видим, что применение НК РФ и АПК РФ в совокупности смягчает излишнюю формализацию требований материального права к доказательствам экспорта товара. Именно предоставление суду процессуальным законом права свободной оценки доказательств позволяет найти компромисс между противоположными учениями об истине материальной и формальной, не идти на поводу у недобросовестного налогоплательщика, безукоризненно оформившего лжеэкспорт, и в то же время не заходить излишне далеко, требуя все новых и новых доказательств реального вывоза товара за границу Российской Федерации.

Свобода в оценке доказательств, предоставляемая суду АПК РФ, правило о том, что никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы, дают основание полагать, что арбитражный суд вправе выйти за пределы перечня, установленного НК РФ, оценив любое иное доказательство, если в совокупности с другими доказательствами оно в достаточной мере подтверждает экспорт товаров.

Так, по делу N КА-А40/2279-01 общество с ограниченной ответственностью обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Инспекции МНС России об обязании возместить сумму налога на добавленную стоимость за II - IV кварталы 1999 г. и I квартал 2000 г. в сумме 3 370 274 руб. 63 коп.

Решением от 5 февраля 2001 г. Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования истца, подтвержденные материалами дела.

В апелляционной инстанции решение суда не проверялось.

Законность и обоснованность судебного акта проверены в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой налоговый орган ссылался на то, что имеющимися в деле документами не подтверждается поступление валютной выручки по контрактам, заключенным обществом с инопокупателями.

Судом первой инстанции на основании анализа всего объема содержащихся в деле документов, предусмотренных п. 22 действовавшей в спорный период Инструкции Госналогслужбы России от 11 октября 1995 г. N 39 "О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость", сделан вывод, что количество продукции, полученное ООО от российских поставщиков и оплаченное им с учетом налога на добавленную стоимость, было отгружено на экспорт и оплачено инопокупателями.

Указанные обстоятельства подтверждались также фактами сдачи в архив Международного московского банка досье по оформленным истцом паспортам сделки, поскольку в соответствии с подп. 1.1, 1.2, 1.3, 1.4, 5.1 Инструкции банка России N 86-И и ГТК России от 13 октября 1999 г. N 01-23/26541 "О порядке осуществления валютного контроля за поступлением в Российскую Федерацию выручки от экспорта товаров" в порядке банковского контроля за поступлением выручки досье по паспорту сделки сдается в архив банка лишь при наличии ведомости, содержащей сведения об операциях по контракту, и учетной карточки таможенно-банковского контроля, содержащей сведения об экспортируемом по контракту товаре из грузовой таможенной декларации, а также сведения о поступлениях выручки.

По этой же причине не принят во внимание довод ответчика о ненадлежащем оформлении контрактов. Кроме того, последние в установленном порядке не признаны недействительными.

При таких обстоятельствах не имелось оснований к отмене судебного акта <431>.

--------------------------------

<431> См.: дело N КА-А40/2279-01 // Архив ФАС МО.

 

В настоящее время Конституционный Суд РФ подтвердил правильность избранной арбитражным судом позиции, приняв Постановление от 14 июля 2003 г. N 12-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 4, пункта 1 статьи 164, пунктов 1 и 4 статьи 165 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 11 Таможенного кодекса Российской Федерации и статьи 10 Закона Российской Федерации "О налоге на добавленную стоимость" в связи с запросами Арбитражного суда Липецкой области, жалобами ООО "Папирус", ОАО "Дальневосточное морское пароходство" и ООО "Коммерческая компания "Балис", положения которого подробно разобраны выше.

Налогоплательщики, ссылаясь на данное Постановление, зачастую полагают, что совокупность любых документов может подтверждать факт экспорта товаров, например совокупность грузовых таможенных деклараций, писем таможни о вывозе груза и писем иностранного получателя товара, товарно-транспортных накладных, составленных руководством грузоотправителя, может заменить требующиеся по закону документы, подтверждающие факт вывоза товара за пределы таможенной территории Российской Федерации.

Между тем в п. 2.1 и 2.2 мотивировочной части названного Постановления Конституционным Судом РФ анализируется правовая ситуация, когда у налогоплательщика в силу указаний нормативных правовых актов не во всех случаях имеются требуемые Налоговым кодексом документы, но им представляются иные, предусмотренные гражданским законодательством доказательства экспорта груза.

Все перечисленные выше в совокупности документы не могут заменить транспортного, товаросопроводительного или иного документа с отметкой пограничного таможенного органа, подтверждающего вывоз товаров за пределы территории Российской Федерации, как это предусмотрено подп. 4 п. 1 ст. 165 НК РФ, поскольку по гражданскому и международному законодательству именно транспортные документы являются допустимыми доказательствами перевозки грузов. При перевозке груза воздушным, железнодорожным или автомобильным транспортом такими доказательствами являются соответственно авианакладная, железнодорожная накладная или CMR.

Что касается товаросопроводительного или иного документа, указанных в подп. 4 п. 1 ст. 165 НК РФ, то сами по себе они не являются документами, подтверждающими перевозку грузов, однако законодатель приравнял их к таким документам, включив в Налоговый кодекс РФ, при условии наличия в них отметок пограничных таможенных органов, подтверждающих вывоз товаров за пределы территории Российской Федерации.

Вероятно, именно по этой причине Президиум ВАС РФ в Постановлении от 6 июля 2004 г. N 1200/04 <432> занял жесткую позицию в отношении наличия подобных отметок в документах, указанных в подп. 4 п. 1 ст. 165 НК РФ.

--------------------------------

<432> Архив ФАС МО.

 

Налогоплательщик, желающий доказать факт перевозки груза через таможенную границу Российской Федерации, обязан представить любой из перечисленных в подп. 4 п. 1 ст. 165 НК РФ документов либо представить доказательства того, что таможенные органы отказались проставить на них соответствующие отметки.

Даже если налогоплательщик в соответствии с п. A.8 Международных правил толкования торговых терминов "Инкотермс" 1990 г. передал транспортные документы покупателю, у него остаются товаросопроводительные документы, на которых таможенный орган вправе проставить отметку о вывозе товара.

Таким образом, свобода оценки судом доказательств по налоговому спору ограничена соблюдением требования о допустимости доказательств.

Доказательства, не поименованные в налоговой или иной отрасли права как подтверждающие обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения налогового спора, не могут быть приняты арбитражным судом в качестве адекватной замены доказательству, прямо указанному в законе.

К такому же выводу следует прийти, анализируя подп. 2 п. 1 ст. 165 НК РФ, предусматривающий в качестве документа, подтверждающего поступление выручки от иностранного лица - покупателя на счет налогоплательщика в российском банке, выписку банка.

Выше разбиралась ситуация, когда суд, не имея возможности по выписке банка установить поступление экспортной выручки в счет конкретного контракта, вправе оценить дополнительно представленные документы, например СВИФТ-сообщения. Однако возникает вопрос: может ли иной документ заменить выписку банка в целях подтверждения фактического поступления выручки от инопокупателя?

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 14 июля 2003 г. N 12-П именно связанностью налоговых органов законом объяснил установление в ст. 165 НК РФ подробного перечня документов, необходимых для подтверждения обоснованности применения ставки 0% по НДС. Тем самым избранный законодателем вариант детального урегулирования порядка реализации права налогоплательщиков на применение этой ставки в Налоговом кодексе РФ соответствует Конституции РФ, а обязательность представления всех входящих в установленный перечень документов, вытекающая из смысла положений п. 1 и 4 ст. 165 НК РФ, не нарушает конституционные права налогоплательщиков.

Таким образом, перечисленный в подп. 1 - 4 п. 1 ст. 165 НК РФ перечень документов является необходимым минимумом доказательств, которые налогоплательщик должен представить в подтверждение права на получение возмещения НДС при налогообложении по налоговой ставке 0%. Заменить их могут лишь те документы, которые по гражданскому законодательству подтверждают имеющие значение для разрешения данной категории дел обстоятельства. Если же такими документами налогоплательщик не располагает, он обязан представить те документы, которые прямо указаны в ст. 165 НК РФ, а в случае их непредставления суд не вправе считать установленным обстоятельство, с которым Налоговый кодекс РФ связывает право налогоплательщика на применение налоговой ставки 0%.

Примером такого подхода служит Постановление Президиума ВАС РФ от 7 декабря 2004 г. N 8911/04 <433>.

--------------------------------

<433> Архив ФАС МО.

 

В силу общего правила, предусмотренного подп. 2 п. 1 ст. 165 НК РФ, выписка банка или ее копия (далее - выписка банка), подтверждающая фактическое поступление выручки от иностранного лица - покупателя товара на счет налогоплательщика в российском банке, является одним из тех обязательных документов, которые подлежат представлению налогоплательщиком в налоговые органы для подтверждения обоснованности применения налоговой ставки 0% и налоговых вычетов при реализации товаров, названных в п. 1 ст. 164 Кодекса.

Согласно данной норме в случае, если контрактом предусмотрен расчет наличными денежными средствами, налогоплательщик представляет в налоговые органы выписку банка (копию выписки), подтверждающую внесение налогоплательщиком полученных сумм на его счет в российском банке, а также копии приходных кассовых ордеров, подтверждающие фактическое получение выручки от иностранного лица - покупателя товаров (припасов).

Следовательно, для налогоплательщика, получившего оплату за экспортированный товар наличными рублями, зачисление денег на счет в российском банке и представление в налоговые органы наряду с приходным кассовым ордером соответствующей выписки банка относятся к числу обязательных условий применения налоговой ставки 0% и налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость.

Названная выписка выдается банком и в данном случае удостоверяет совершение банковской операции - зачисление определенной суммы денег на конкретный счет налогоплательщика, открытый в этом банке. Приходный кассовый ордер оформляется на прием наличных денежных средств в кассу получающим их лицом - самим налогоплательщиком. Упомянутые документы составляются разными лицами, свидетельствуют о различных по своему характеру денежных операциях и не являются взаимозаменяемыми.

По данному делу налогоплательщик не представлял в налоговую Инспекцию выписку банка о зачислении денежных средств на счет, поскольку заключил дополнительное соглашение к внешнеэкономическому контракту о возможности расчетов наличными деньгами без переоформления паспорта сделки, содержащего условие о безналичных расчетах за экспортированный товар, а затем принял платеж от иностранного покупателя наличными рублями и использовал их на собственные нужды без внесения в банк.

Следовательно, налоговая инспекция, суды первой и апелляционной инстанций правомерно исходили из того, что кооперативом не подтверждено право на получение возмещения налога на добавленную стоимость в соответствии с требованиями ст. 165 Налогового кодекса РФ.

Вместе с тем, исходя из презумпции добросовестности налогоплательщика, суд не имеет права привлекать по собственной инициативе иные доказательства в опровержение фактического экспорта товара либо требовать их представления обеими сторонами.

Об этом свидетельствует судебно-арбитражная практика <434>.

--------------------------------

<434> См.: дело N КА-А40/8651-02 // Архив ФАС МО.

 

Закрытое акционерное общество обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Инспекции МНС России о признании недействительными ее решений от 16 мая 2001 г., от 14 июня 2001 г., от 17 июля 2001 г., от 17 августа 2001 г., от 18 сентября 2001 г., от 19 октября 2001 г. об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость по экспортным операциям и об обязании Инспекции возместить сумму НДС в размере 10 566 778 руб. за первое полугодие 2001 г. путем зачета в счет текущих платежей по НДС.

Решением от 23 июля 2002 г., оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 21 октября 2002 г., исковые требования удовлетворены, поскольку материалами дела подтверждается факт экспорта товаров.

Законность и обоснованность судебных актов проверены в порядке ст. 284 АПК РФ в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой налоговый орган ссылался на представление не всех документов, подтверждающих право на возмещение НДС.

Согласно п. 3 ст. 172 Налогового кодекса РФ вычеты сумм налога, предусмотренных его ст. 171, в отношении операций по реализации товаров (работ, услуг), указанных в п. 1 ст. 164 настоящего Кодекса, производятся только при представлении в налоговые органы соответствующих документов, предусмотренных ст. 165 настоящего Кодекса.

Поскольку ст. 165 НК РФ не предусмотрено отметок получателя товара на транспортных документах, у налогового органа отсутствуют законные основания требовать представления налогоплательщиком CMR с такими отметками.

При таких обстоятельствах оснований к отмене судебных актов не имелось.

И лишь в одном случае суд может отступить от общего правила - когда сторона делает заявление о фальсификации доказательств (ст. 161 АПК РФ), т.е. когда добросовестность налогоплательщика подвергается сомнению.

В судебной практике с введением в действие АПК РФ 2002 г. достаточно широко применяется данная норма права.

Так, по делу N КА-А40/8382-02 ФАС МО <435> закрытое акционерное общество "ЗОВСАК" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Инспекции МНС России N 14 по Северному административному округу г. Москвы об обязании возместить путем зачета из бюджета налог на добавленную стоимость, уплаченный поставщику в связи с экспортом товара в ноябре 2001 г.

--------------------------------

<435> См.: дело N КА-А40/8382-02 // Архив ФАС МО.

 

Решением от 7 августа 2002 г., оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 10 октября 2002 г., исковые требования удовлетворены, поскольку ЗАО представлен полный пакет документов, подтверждающих факт экспорта товара.

Законность и обоснованность судебных актов проверены в порядке ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса РФ в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой налоговый орган ссылался на ненадлежащее оформление представленных обществом документов.

Проверкой в суде кассационной инстанции установлено, что судебные акты подлежали отмене с передачей дела на новое рассмотрение в первую инстанцию суда по следующим основаниям.

В ходе судебного разбирательства дела Инспекция ссылалась на то, что счет-фактура от 22 августа 2001 г. N 148/2, оформленный ООО "Сольвиг", не может подтверждать факт отгрузки товара в адрес общества российским поставщиком, поскольку, по сообщению Инспекции МНС России N 25 по Южному административному округу г. Москвы, ООО "Сольвиг" по юридическому адресу отсутствует, на телефонные звонки не отвечает.

Одновременно Инспекция ссылалась на сообщение Департамента пограничного контроля Федеральной пограничной службы России, опровергающее факт вывоза товара по грузовой таможенной декларации N 26528810.

Таким образом, налоговым органом фактически сделано заявление о фальсификации доказательств, представленных налогоплательщиком.

В связи с этим при новом разрешении спора суду было необходимо рассмотреть данные вопросы в соответствии с требованиями ст. 161 АПК РФ.

При новом рассмотрении дела суду было необходимо дать оценку доводу Инспекции о том, что товар ввезен в Российскую Федерацию из Бельгии, однако в графе 2 ГТД отправителем указана фирма, расположенная в Словении, а в графе 16 - Финляндия.

Статья 1 Протокола N 1 (1952 г.) к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. предполагает соблюдение государством при ограничении или ином вмешательстве в право собственности требования разумного баланса публичного и частного интересов. Данное требование является одним из центральных принципов, лежащих в основе Европейской конвенции по правам человека.

Национальный суд, рассматривая дело, всегда должен учитывать обе стороны правоотношения: требования публичного интереса, общества в целом и права частных лиц. Задача суда - сопоставлять требования общества с интересами конкретного лица, находить компромисс, не допуская ситуации, когда требования публичного интереса полностью подавляют частный интерес и, наоборот, когда публичные интересы вообще не учитываются судом. Желательно, чтобы судебное решение отражало конкуренцию интересов, оценку баланса и объясняло, почему судья принял решение в пользу частных или публичных интересов.

На каждом судье лежит очень большая ответственность, так как оценивать справедливость соотношения интересов приходится ему, а четких правил для определения данного соотношения не существует.

Отечественная практика показывает, что в некоторых случаях суды принимают решения, исходя из формальных требований закона, не вникая в сущность правоотношения. Поэтому создается ситуация, при которой нарушается баланс интересов, выносится решение, учитывающее только публичные или только частные интересы. Можно предположить, что Европейский суд по правам человека будет критиковать подобные решения, соответственно, выносить неблагоприятные для Российской Федерации решения <436>.

--------------------------------

<436> См.: Нешатаева Т.Н. Международный гражданский процесс. М., 2001. С. 202 - 204.

 

Согласно п. 1, 2 ст. 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном настоящей главой. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного п. 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Из сопоставления норм права, закрепленных в Налоговом кодексе РФ и Постановлении Правительства РФ от 29 июля 1996 г. N 914, видно, что законодатель, формулируя нормы материального права, не соотносил их с нормами права процессуального. Ведь согласно ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Обстоятельства, связанные с реальным приобретением товара и его оплатой, доказывает налогоплательщик, претендующий на вычет или возмещение из бюджета оплаченного им покупателю НДС в составе стоимости товара, поскольку именно налогоплательщик в силу ст. 171 НК РФ имеет право уменьшить общую сумму налога на налоговые вычеты.

Однако счет-фактура на этот товар оформляется не налогоплательщиком, а лицом, продающим ему товар. И хотя в соответствии с ч. 1 ст. 66 АПК РФ доказательства представляются лицами, участвующими в деле, нормами материального права неблагоприятные последствия нарушения третьим лицом в оформлении доказательств возложены на налогоплательщика, который не может отвечать за действия другой организации.

Представляется, что приведенные нормы материального права должны быть скорректированы в сторону их корреспонденции с нормами процессуального права. Налогоплательщик не должен отвечать за действия сторонней организации.

Конституционный Суд РФ уже сделал попытку такой корреспонденции с принятием Определения от 2 октября 2003 г. N 384-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы ООО "Дизайн-группа "Интерьер флора" на нарушение конституционных прав и свобод пунктом 3 статьи 161 Налогового кодекса Российской Федерации".