Налоговые споры: оценка доказательств в суде

1.1. Относимость и допустимость, фальсификация доказательств (4 часть)

Признание доказательственного права межотраслевым институтом позволяет с полным правом при применении подп. 2 п. 1 ст. 165 НК РФ со ссылкой на ч. 1 ст. 75 АПК и нормы банковского законодательства использовать в качестве письменных доказательств банковские выписки, выполненные с использованием компьютера, против чего обычно возражают налоговые органы.

Вместе с тем представляет интерес другой аспект проблемы.

На основании требований гражданского законодательства определенные обстоятельства подтверждаются совокупностью соответствующих документов. Однако по налоговому законодательству для подтверждения этих же обстоятельств налогоплательщику необходимо представить не всю совокупность документов, предусмотренных гражданским законодательством, а лишь часть из них.

В частности, правила перевозки грузов в международном железнодорожном грузовом сообщении регулируются Соглашением, введенным в действие с 1 ноября 1951 г., по ст. 7 которого заключение договора перевозки подтверждается накладной, состоящей из нескольких листов: оригинала накладной, дорожной ведомости, дубликата накладной, листа выдачи груза, листа уведомления о прибытии груза.

Однако на основании подп. 4 п. 1 ст. 165 НК РФ налоговый орган вправе в целях подтверждения права на применение налоговой ставки 0% требовать только один из транспортных, товаросопроводительных или иных документов с отметками пограничных таможенных органов, подтверждающих вывоз товаров за пределы территории Российской Федерации. И этот один документ будет являться достаточным доказательством вывоза товара за пределы России в целях налогового контроля, несмотря на то что по гражданскому законодательству для подтверждения заключения договора международной перевозки груза необходим целый пакет документов.

Различный подход законодателя к частноправовым и публично-правовым отношениям объясняется, видимо, тем, что гарантией осуществления фактического экспорта товара помимо представления транспортных документов как таковых является возложение на налогоплательщика обязанности проставить на любом документе, подтверждающем заключение договора перевозки, отметки пограничного таможенного органа о вывозе товара, а также обязанности представить грузовую таможенную декларацию с такой же отметкой.

В связи с этим отказ налогового органа в возмещении НДС по мотиву непредставления всего пакета перевозочных документов следует признать не соответствующим налоговому законодательству.

Вместе с тем налоговый орган в силу ст. 88 НК РФ вправе в случае выявления ошибок в заполнении документов или противоречий между сведениями, содержащимися в представленных документах, а также с целью проверки правильности исчисления и уплаты налога истребовать у налогоплательщика дополнительные сведения и документы.

Если налогоплательщик не представит по запросу инспекции дополнительные документы и ошибки и противоречивые сведения в связи с этим не будут устранены, налоговый орган, несмотря на формальное соблюдение требований ст. 165 НК РФ, вправе отказать налогоплательщику в возмещении НДС за ненадлежащим оформлением документов.

Однако это не лишает права налогоплательщика на обращение в суд с иском о возмещении НДС, поскольку в настоящее время не существует обязательного досудебного порядка урегулирования налоговых споров между налогоплательщиком и налоговым органом. В суде налогоплательщик может представить недостающие документы, а суд обязан оценить их в силу п. 29 Постановления Пленума ВАС РФ от 28 февраля 2001 г. N 5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации", в соответствии с которым суд обязан принять и оценить документы и иные доказательства, представленные налогоплательщиком в обоснование своих возражений по акту налоговой проверки, независимо от того, представлялись ли эти документы налогоплательщиком налоговому органу.

Представляется, что, даже если такой порядок будет введен, налогоплательщик не может быть лишен права на обращение в суд, поскольку иное означало бы лишение права на судебную защиту и на ограничение допуска к правосудию.

Только суд в силу ст. 71 АПК РФ вправе оценить относимость, допустимость, достоверность доказательств в отдельности и в совокупности.

В последнее время в судебно-арбитражной практике заметна тенденция судов отказываться от оценки документов, которые по тем или иным причинам не были представлены налоговому органу налогоплательщиком или не были предметом оценки налоговой инспекцией при проведении налоговой проверки (как выездной, так и камеральной). Между тем в настоящей работе уже приводилась ссылка на п. 29 Постановления Пленума ВАС РФ от 28 февраля 2001 г. N 5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации".

ВАС РФ отошел при разрешении конкретного дела от ранее занятой им правовой позиции. Так, Президиум ВАС РФ в Постановлении от 21 сентября 2005 г. <418> N 4152/05 отметил, что на момент вынесения Инспекцией решения налогоплательщиком были представлены документы, подтверждающие ввоз импортируемого товара на таможенную территорию Российской Федерации и вывоз экспортируемого товара за пределы таможенной территории Российской Федерации, однако на документах, представленных налогоплательщиком в Инспекцию, отсутствовали предусмотренные нормативными актами отметки таможенных органов.

--------------------------------

<418> Архив ФАС МО.

 

В связи с этим Президиум ВАС РФ оставил без изменения Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа, который указал, что Инспекция правомерно отказала налогоплательщику в применении налоговой ставки 0% по НДС и возмещении из федерального бюджета указанного налога.

Таким образом, ВАС РФ самостоятельно установил такой критерий отнесения доказательства к допустимым, как предварительное представление его в налоговый орган, лишив суд возможности принять в качестве надлежащего доказательства импорта и экспорта товаров грузовые таможенные декларации, международные товарно-транспортные накладные, на которых отметки пограничного таможенного органа, подтверждающие ввоз и вывоз товаров, были проставлены после проведения камеральной налоговой проверки при представлении документов в суд.

Более того, ВАС РФ в названном Постановлении рассмотрел ситуацию отказа таможенных органов в проставлении соответствующих отметок, который, по мнению ВАС РФ, мог быть оспорен налогоплательщиком в судебном порядке.

Подобная правовая позиция не только способствует появлению новых судебных дел при известной загруженности арбитражных судов административными спорами, но и поощряет государственные органы не исполнять возложенные на них функции в установленные сроки, возлагая на налогоплательщика отрицательные последствия такого неисполнения в виде неполучения возмещения НДС и затягивания решения спорного вопроса.

По мнению автора, при доказанности неисполнения таможенным органом обязанности по проставлению соответствующих отметок в грузовых таможенных декларациях и товарно-транспортных накладных на налогоплательщика не могут быть возложены отрицательные последствия неисполнения государственным органом возложенных на него обязанностей.

При установлении таких обстоятельств по делу и при отсутствии оснований сомневаться в реальности импорта и экспорта товаров налоговый орган и суд обязаны принять документы без таких отметок, поскольку налогоплательщик исполнил обязанность по доказыванию фактов импорта и экспорта товаров. Если у инспекции при этом имеются сомнения в реальном пересечении грузом таможенной границы Российской Федерации, на нее переходит бремя доказывания по опровержению представленных налогоплательщиком доказательств, так как инспекция, являясь государственным органом, имеет больше возможностей для выяснения у другого государственного органа, каковым является таможня, причин неисполнения ею обязанностей по проставлению соответствующих отметок на документах налогоплательщика.

Между тем и вышеназванное Постановление Президиума ВАС РФ содержит неоднозначные выводы относительно доказательств по налоговому спору. Президиум ВАС РФ в данном случае не ограничивается однозначным выводом о том, что налоговый орган вправе отказать налогоплательщику в применении налоговой ставки 0% по НДС в случае отсутствия на документах, представленных налогоплательщиком, соответствующих отметок таможенных органов.

Президиум ВАС РФ отмечает, что после подачи налоговой декларации у налогоплательщика не было препятствий для получения в установленном порядке отметок таможенных органов на документах, перечисленных в п. 4 ст. 165 НК РФ, для их представления в налоговый орган. Однако налогоплательщик не воспользовался возможностью оформить согласно требованиям российского законодательства и в установленные сроки представить в налоговый орган документы, подтверждающие его право на обложение НДС по ставке 0% и возмещение НДС из федерального бюджета.

При этом Президиум ВАС РФ устанавливает право налогоплательщика на обжалование в судебном порядке отказа Инспекции в принятии надлежащим образом оформленных документов.

Таким образом, даже в данном Постановлении Президиума ВАС РФ подчеркивается право налогоплательщика дополнительно представить в налоговую инспекцию исправленные документы и обязанность налогового органа принять эти исправленные документы.

Возможно, такой подход объясняется категорией спора по настоящему делу - возмещение экспортного НДС, которой в последнее время налоговыми органами уделяется повышенное внимание, в связи с тем что сумма возмещенного из бюджета НДС практически сравнялась с суммой налога, поступившего в бюджет.

Во всяком случае, указанная правовая позиция в той или иной мере может быть обоснована нормами материального права, а именно ст. 165 НК РФ, в которой содержится исчерпывающий перечень документов, которые налогоплательщик обязан представить в налоговую инспекцию для обоснования права применения налоговой ставки 0%, из чего делается вывод, что если какой-либо из этих документов не был представлен в налоговый орган, то он не может оцениваться судом.

Это противоречит процессуальному законодательству - ст. 71 АПК РФ о свободной оценке любого представленного суду доказательства.

Выше, в § 2 гл. II настоящей работы, автор подробно анализировал Постановление Пленума ВАС РФ от 18 декабря 2007 г. N 65 "О некоторых процессуальных вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами заявлений налогоплательщиков, связанных с защитой права на возмещение налога на добавленную стоимость по операциям, облагаемым названным налогом по ставке 0 процентов", которым, по существу, введена досудебная процедура рассмотрения соответствующей категории налоговых споров, применение которой должно стабилизировать судебно-арбитражную практику разрешения данных налоговых дел.

Но если вышеназванная правовая позиция, занятая Высшим Арбитражным Судом РФ, как было сказано, объясняется своеобразием рассмотренной категории спора и существующей нормой материального права (ст. 165 НК РФ), то использование данной правовой позиции при разрешении других категорий налоговых споров не основано ни на нормах материального, процессуального права, ни на п. 29 Постановления Пленума ВАС РФ от 28 февраля 2001 г. N 5, содержащем толкование применения АПК РФ при разрешении налоговых споров.

В суд, например, может быть представлена переписка между налоговым органом и другими органами власти относительно предмета спора по налогу на прибыль, даже если ссылка на эту переписку отсутствовала в акте налоговой проверки. Действительно, такой запрет отсутствует в Налоговом кодексе РФ, регулирующем взимание налога на прибыль.

Статья 71 АПК РФ предоставляет арбитражному суду полную свободу в оценке доказательств по своему внутреннему убеждению, ограниченному только рамками относимости, допустимости и достоверности доказательств. Во всяком случае, то обстоятельство, что на то или иное доказательство не имеется ссылки в акте выездной налоговой проверки и решении инспекции, не лишает его доказательственной силы, поскольку ст. 67, 68 АПК РФ не содержат такого условия признания доказательства относимым и допустимым, как предварительное его представление государственному органу.

Если переписка между властными органами имеет отношение к спорному налогу на прибыль, она в силу ч. 1 ст. 67 АПК РФ должна быть принята арбитражным судом. Единственным ограничением является указанное в ч. 2 ст. 67 АПК РФ: если поступившие в суд документы содержат ходатайство о поддержке лиц, участвующих в деле, или оценку их деятельности либо не имеют отношения к установлению обстоятельств по делу.

Статья 68 АПК РФ ограничивает возможность суда принять и оценить только те доказательства, которые указаны в законе как подтверждающие то или иное обстоятельство.

Но ни в ст. 68 АПК РФ, ни в Налоговом кодексе РФ не содержится такого условия признания доказательства допустимым, как предварительное его представление государственному, в данном случае налоговому, органу.

В соответствии с п. 1 ст. 304 АПК РФ оспариваемый судебный акт отменяется Президиумом ВАС РФ, если нарушает единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права. В связи с этим арбитражные суды обязаны применять правовую позицию, изложенную в вышеприведенном Постановлении Президиума ВАС РФ, иначе принятые ими судебные акты будут отменены как нарушающие единообразие в толковании и применении норм права, которые были истолкованы в данном Постановлении Президиума ВАС РФ.

При этом нельзя не обратить внимания на то, что указанная правовая позиция не согласуется с нормами процессуального и налогового законодательства по вышеназванным мотивам. Подобная правовая позиция была бы в какой-то мере оправданна, если бы законодатель ввел обязательный предварительный порядок рассмотрения налогового спора вышестоящим налоговым органом, прежде чем он попадет на разрешение арбитражному суду, по аналогии с процедурой внутренней апелляции, существующей в Канаде.

Выше, в § 2 гл. II, приводилась ссылка на рассмотренное Налоговым судом Канады дело Фрэнсис Бадаан против Ее Величества Королевы <419>, при разрешении которого суд не принял в качестве достоверного доказательства документ, не представленный налоговому инспектору во время проверки. Однако указанный документ не был принят судом в качестве надлежащего доказательства не потому, что он не представлялся в период налоговой проверки, а потому, что он с достоверностью не подтверждал, что полученная налогоплательщиком сумма явно представляет собой подарок или исходит из иного необлагаемого источника.

--------------------------------

<419> См.: дело N 1999-733(IT)G // Семинар судей Налогового суда Канады и Высшего Арбитражного Суда РФ. 2001. Октябрь. Page 11.

 

Таким образом, даже при наличии законодательно установленной процедуры внутренней апелляции, какая существует в Канаде, суд обладает правом на принятие и оценку доказательства, даже если оно не было представлено налоговому органу во время проведения налоговой проверки.

Единственным препятствием этому является недостоверность такого доказательства, однако его недостоверность не носит заведомого характера, а устанавливается опять же судом. Иначе говоря, непредставление того или иного документа в период проведения налоговой проверки может серьезно повлиять на признание судом этого документа недостоверным доказательством при наличии других сомнений в его достоверности.

В последнее время очень остро встал вопрос о возмещении налогоплательщикам-экспортерам из бюджета налога на добавленную стоимость либо о применении ими в связи с экспортом нулевой налоговой ставки по правилам части второй Налогового кодекса РФ.

По данным налоговой полиции, объем собираемых налогов имеет тенденцию к уравниванию с объемом возмещаемого из бюджета налога на добавленную стоимость. Если в 1999 г. в бюджет поступило 150 млрд. руб. доходов от взимания НДС, а возмещено 40 млрд. руб. НДС, то в 2000 г. эти цифры составили соответственно уже 113 и 98 млрд. руб. <420>.

--------------------------------

<420> См.: Материалы Российской научно-практической конференции "Проблемы возврата из бюджета косвенных налогов" (13 ноября 2001 г., г. Москва. Из выступления И.Н. Соловьева, ФСНП России).

 

Таким образом, считающийся самым легкособираемым налогом налог на добавленную стоимость перестает наполнять бюджет.

Вместе с тем судебные органы не могут руководствоваться исключительно требованиями целесообразности при разрешении такого рода споров и принимать недопустимые доказательства.

В судебно-арбитражной практике по данным делам налоговые органы зачастую ссылаются на подложность представляемых налогоплательщиками в подтверждение экспорта товаров (работ, услуг) документов: это и внешнеторговые контракты, и грузовые таможенные декларации, и банковские и товарно-транспортные документы.

Судебная практика большинства российских судов исходит из того, что выводы о подложности документов должны основываться на приговоре суда, а не на переписке различных государственных, например таможенных, органов, данных их ведомственных экспертов.

При подобной ситуации эти доказательства следует признать недопустимыми, так как сведения об их подложности получены с нарушением федерального закона, а именно Уголовного кодекса РФ, в соответствии с которым может быть установлено наличие таких составов преступления, как использование заведомо подложных документов, изготовление поддельных штампов, печатей, бланков.

Иной подход к оценке подобных доказательств, полученных вне рамок уголовного дела, без соблюдения необходимых процедур, может означать только переложение функций следственных и иных правоохранительных органов на плечи арбитражных судов.

Видимо, судебная практика была учтена законодателем, который в АПК РФ 2002 г. включил ст. 161 о заявлении о фальсификации доказательств. В соответствии с данной нормой права заявление о фальсификации доказательств влечет обязанность суда по разъяснению уголовно-правовых последствий такого заявления. При этом возможны различные последствия такого заявления в зависимости от поведения другой стороны по делу.

Если лицо, представившее подобное доказательство, согласно на исключение этого доказательства из общего объема доказательств по делу, то суд исключает оспариваемое доказательство из числа доказательств по делу. В противном случае, если лицо, представившее это доказательство, заявило возражения относительно его исключения из числа доказательств по делу, суд проверяет обоснованность заявления о фальсификации доказательства. В этом случае суд должен либо назначить экспертизу, либо истребовать другие доказательства, либо принять иные меры. Такими мерами, в частности, может быть приостановление производства по делу до разрешения другого дела, рассматриваемого судом общей юрисдикции в порядке уголовного судопроизводства (п. 1 ч. 1 ст. 143 АПК РФ 2002 г.).

Таким образом, АПК РФ 2002 г. упорядочил поведение лиц, участвующих в деле, которые заявляют о подложности того или иного документа.

В настоящее время налоговые органы только на стадии рассмотрения дела в суде первой и апелляционной инстанций вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением в письменной форме о фальсификации доказательств, поскольку суд кассационной инстанции ограничен в установлении обстоятельств по делу, он не вправе исключать то или иное доказательство из числа доказательств по делу, назначать экспертизу, истребовать другие доказательства, вести протокол судебного заседания, в котором на основании ч. 2 ст. 161 АПК РФ 2002 г. только и отражаются результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства.

Налоговые органы, прежде чем заявить о подложности того или иного документа, должны ясно представлять последствия такого заявления, в том числе и уголовно-правовые (п. 1 ч. 1 ст. 161 АПК РФ 2002 г.), последствия несения бюджетом расходов по экспертизе, которую обязан назначить суд для проверки соответствующего заявления, взыскания процентов за нарушение срока возврата излишне уплаченного налога (п. 10 ст. 78 НК РФ) либо срока возврата сумм в порядке ст. 176 НК РФ.

Вместе с тем суд кассационной инстанции не вправе оставаться безучастным, если заявление о фальсификации доказательств в силу каких-либо причин делается только на данной стадии рассмотрения дела. Обязанность суда кассационной инстанции реагировать на подобное заявление обусловлена публично-правовым характером налоговых споров, а также непосредственной связью заявления о фальсификации доказательств с сомнением в их достоверности <421>, в то время как кассационный суд проверяет не только законность, но и обоснованность судебных актов.

--------------------------------

<421> См.: Архипов А. Правдива ли ложь? // Спецвыпуск Судебного приложения "Юрист" к еженедельнику "Экономика и жизнь". 2003. N 47(9001).

 

Ниже приводится пример из судебно-арбитражной практики, показывающий, в каких процессуальных формах возможна такая реакция кассационного суда.

ООО "Мариотт Импекс" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с исковым заявлением о признании недействительным решения Инспекции МНС России от 31 января 2002 г., которым обществу отказано в возмещении из федерального бюджета налога на добавленную стоимость в связи с реализацией на экспорт товара за II квартал 2000 г. в сумме 2 329 007 руб.

Решением от 19 декабря 2002 г., оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 31 июля 2003 г., Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требования общества, документально подтвердившего обоснованность применения налоговой льготы по НДС за II квартал 2000 г. в соответствии со ст. 5, 7 Закона РФ от 6 декабря 1991 г. N 1992-1 "О налоге на добавленную стоимость", п. 22 Инструкции Госналогслужбы России от 11 октября 1995 г. N 39 "О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость".

Законность и обоснованность судебных актов проверены в порядке ст. 284 Арбитражного процессуального кодекса РФ в связи с кассационной жалобой Инспекции МНС России, в которой налоговый орган просит отменить судебные акты, дело передать на новое рассмотрение, поскольку судом не дано оценки доводам Инспекции о неподтвержденности факта поступления выручки по контрактам с иностранными покупателями от 5 января 2000 г. N 4 и от 3 марта 2000 г. N 5.

Проверив законность и обоснованность судебных актов в порядке кассационного производства, суд кассационной инстанции посчитал, что судебные акты следует отменить, дело передать на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Арбитражный суд первой и апелляционной инстанций пришел к выводу, что оспариваемое решение Инспекции в части отказа обществу в возмещении НДС по реализации за II квартал 2000 г. в сумме 2 236 106 руб. не соответствует Закону РФ "О налоге на добавленную стоимость", поскольку обществом подтверждено право на льготу по НДС в указанной сумме в установленном Инструкцией Госналогслужбы России "О порядке исчисления и уплаты налога на добавленную стоимость" порядке.

Из материалов дела следовало, что ООО "Лаурелин" во исполнение договора комиссии от 28 февраля 2000 г. N 3 заключило договоры с иностранным покупателем "Гленкрофт импорт/экспорт лимитед" (GLENCROFT IMPORT/EXPORT LIMITED) от 5 января 2000 г. N 4 и от 3 марта 2000 г. N 5.

Как усматривалось из указанных контрактов, платеж производится покупателем в форме перевода по СВИФТу или телеграфу в рублях Российской Федерации на счет продавца в КБ "Инфобанк".

В соответствии с п. 22 вышеназванной Инструкции Госналогслужбы России для обоснования льгот по налогообложению экспортируемых за пределы государств - участников СНГ товаров, в том числе через посреднические организации, по договору комиссии или поручения, в налоговые органы предъявляется в обязательном порядке выписка банка, подтверждающая фактическое поступление выручки от реализации товаров иностранному лицу на счет российского налогоплательщика в российском банке, зарегистрированный в налоговых органах, если иное не установлено законодательством.

Суд первой и апелляционной инстанций пришел к выводу, что поступление валютной выручки по контрактам с иностранными покупателями N 4 и 5 подтверждается выпиской банка с корреспондентского счета ООО "Лаурелин" от 4 мая 2000 г., мемориальным ордером от 4 мая 2000 г. N 1, платежным поручением от 4 мая 2000 г. N 39 о перечислении валютной выручки по контрактам N 4 и 5 в размере 1 174 450 руб. на счет ООО "Мариотт Импекс".

Довод Инспекции о неподтверждении факта поступления выручки по спорным контрактам со ссылкой на письмо Центрального банка РФ от 8 октября 2002 г. N 19-1-13/2649ДСП, на письмо конкурсного управляющего ОАО "КБ "Инфобанк" отклонен судом апелляционной инстанции, который признал данное письмо Центрального банка РФ и письмо конкурсного управляющего ОАО "КБ "Инфобанк" противоречащими представленным доказательствам. При этом суд сослался на СВИФТ-сообщение.

Между тем представитель Инспекции в судебном заседании кассационной инстанции заявил о фальсификации СВИФТ-сообщения. Представитель налогового органа в объяснении также указал, что, поскольку в соответствии с Приказом Центрального банка РФ от 17 сентября 2001 г. N ОД-321 у ОАО "КБ "Инфобанк" отозвана лицензия по причине установления фактов существенной недостоверности отчетных данных, в ходе рассмотрения дела в первой и апелляционной инстанциях Инспекцией заявлялось ходатайство об истребовании подтверждения от RIETUMU BANKA о поступлении на счет RIETUMU BANKA денежных средств от Компании GLENCROFT IMPORT/EXPORT LIMITED, указанных в СВИФТ-сообщении. Ходатайство Инспекции судом отклонено.

Представитель налогового органа в судебном заседании кассационной инстанции также заявил о фальсификации закрытого паспорта сделки N 1/17530021/000/0000000103 и закрытого паспорта сделки N 1/17530021/000/0000000131 по контрактам от 5 января 2000 г. N 4 и от 3 марта 2000 г. N 5.

В связи с тем что Инспекцией заявлено о фальсификации доказательств, при новом рассмотрении дела суду необходимо решить вопрос о применении ст. 161 АПК РФ, согласно которой арбитражный суд принимает предусмотренные федеральным законом меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства или принимает иные меры <422>.

--------------------------------

<422> См.: дело N КА-А40/9178-03 // Архив ФАС МО.

 

Норма права, позволяющая делать заявление о фальсификации доказательства, не является новостью в российском гражданском процессе. Аналогичная норма существовала в Уставе гражданского судопроизводства 1864 г. (ст. 543, 545), которым были установлены схожие последствия такого заявления.

Поскольку в ч. 1 ст. 161 АПК РФ отсутствует перечень действий, которые должен произвести суд, проверяя достоверность заявления о фальсификации доказательства, можно обратиться к опыту применения дореволюционного российского законодательства.

Эта проверка состояла в сличении заподозренного акта с другими документами, преимущественно публичными или признанными за подлинные обеими сторонами, в допросе свидетелей, участвовавших в составлении акта или указанных сторонами, в приглашении сведущих людей (экспертов) для сличения почерка и подписей. При этом суд мог дать спору о подлоге двоякое направление: в порядке уголовного судопроизводства или в порядке гражданского; в первом случае дело о подлоге рассматривалось уголовным судом, гражданский же суд приостанавливает у себя все производство до разрешения вопроса о подложности акта уголовным судом <423>.

--------------------------------

<423> См.: Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 1917. С. 260, 261.

 

Здесь следует отметить, что согласно ст. 562 УГС 1864 г. за возбуждение неосновательного спора о подлоге тяжущийся подвергался штрафу.

Такая норма могла бы быть включена в ст. 161 АПК РФ 2002 г. как гарантия от необоснованных заявлений о фальсификации доказательств.

Зачастую ранее налоговые инспекции, используя возможности органов Федеральной службы налоговой полиции до их ликвидации, получали от них копии документов, относящихся к хозяйственной деятельности налогоплательщиков. Вместе с тем последние представляют суду подлинники этих же документов, содержащие отличные от копий данные.

Безусловно, судом отдается предпочтение подлинным документам. Если есть подлинник, то экспертиза ксерокопии не нужна. Экспертиза, выполненная по ксерокопии документа, считается недопустимым доказательством <424>.

--------------------------------

<424> См.: Рябченко Л. Изъяны практики // Спецвыпуск Судебного приложения "Юрист" к еженедельнику "Экономика и жизнь". 2003. N 47(9001).

 

Здесь следует вспомнить правило о наилучшем доказательстве, существовавшее в процессуальном праве Англии и США и гласившее, что доказательства должны представляться в суд в том виде и через посредство тех источников, которые дают наилучшие допускаемые обстоятельствами дела гарантии их достоверности.

В течение XVIII столетия правило о наилучшем доказательстве применялось в английском суде особенно строго; в частности, в силу этого правила исключалась возможность представления письменных доказательств, которые не являлись бы подлинными и первоначальными, а носили бы характер производный <425>.

--------------------------------

<425> См.: Кейлин А.Д. Судоустройство и гражданский процесс капиталистических государств. Часть вторая. М.: Внешторгиздат, 1958. С. 198, 199.