Методы управления

5.1. Теоретико-методические вопросы развития мышления в ситуации работы с текстами (5 часть)

Научное исследование начинается тогда, когда в соответствующей деятельности не хватает знаний, что усматривается в ходе критического анализа причин затруднений в деятельности. Восстанавливая в рефлексии картину осуществленной деятельности вплоть до момента фиксации затруднения, исследователь выявляет в рефлексивном материале то, что соответствует конкретной причине затруднения. Наблюдению (первый процесс исследования) подвергается лишь сторона объекта изучения. Исторически первым было осознание целостного наблюдения, поэтому строились метафизические, охватывающие всю действительность воззрения философов (например, Демокрит). Наука возникла после перехода к многостороннему исследованию мира. Это означает, что одновременно сосуществуют много исследователей, и возврат к целостному представлению о мире предполагает синтетическую деятельность философа (например, Гегель).

Первый процесс исследования мы будем называть феноменологическим. Поскольку наблюдение осуществляется в разных условиях, то возникает разнообразие феноменологических описаний. К языку этих описаний не предъявляется специальных требований, что означает использование тех языковых значений, которыми владеет феноменолог.

Однако чем больше исходных описаний, тем труднее передавать их практику, поскольку в его деятельности невозможно оперировать многими знаниями об одной реальности. В этом случае возникает необходимость в особой работе, в которой вместо многочисленных феноменологических описаний строится единое, выражающее накопленные ранее феноменологические знания, описание объекта изучения. Такой процесс будем называть теоретическим. Теоретик в силу того что должен синтезировать многообразные содержания в текстуальной форме, подчиняется требованиям текстуального выражения мысли. Если феноменолог каждый раз рождал свое представление об объекте, не заботясь о способе его происхождения, порождения, то теоретик должен осознать отличие создаваемого представления от изучаемого объекта. Именно особым преобразованием представлений феноменологов (объектов их текстуально выражаемого мышления, так как текст — суть описание представления в роли объекта, а не самого объекта) теоретик строит свой теоретический объект и описывает его в теоретическом тексте.

Вместе с осознанным построением теоретических объектов возникает необходимость в подтверждении или опровержении формального знания. В данном случае термин "знание" употребляется в соответствии с логическим стажем понятия знания). Экспериментатор выполняет первую задачу, а методолог-критик — вторую. После обоснованного опровержения формального знания теоретику вновь дается заказ на его повторную работу. Цикл развитого исследования повторяется. Кроме того, повторная работа теоретика вызывается и накоплением феноменологических описаний. Однако, имея теорию, нужно не просто включать новые содержания в модифицированную теорию, а подвергнуть критической оценке новые данные с точки зрения их отношений именно к возникшей (вместе с оформлением исследовательского цикла) области знания, что и делает методолог-критик во втором случае. Следовательно, замкнутый и простейший цикл развивающегося исследования содержит пять указанных типов процессов: феноменологический, теоретический, экспериментальный, методолого-критический первый и методолого-критический второй.

Таким образом описанная система научной деятельности позволяет поставить вопрос о том, как создаются понятия. Они возникают в рамках теоретической деятельности. Чтобы организовать процесс теоретического описания, теоретику необходимо найти ряд предикатов, способных выполнять функции уточняющих и исходных предикатов. Сам теоретик может и не осуществлять поиск, а отдать эту работу специалисту по созданию понятий. Этот специалист различает представления об объекте, так или иначе возникшее в синтезе теоретика путем построения проекционных отображений "объекта". Затем выявляются различительные признаки проекций, на основе которых и может решаться логическая задача по восхождению. Содержание различительных признаков и составляет содержание понятий как средств описания теоретических объектов. Вторичное описание, в силу отчетливости средств-понятий, может отличаться от первоначального продукта работы теоретика. Однако это не может им оцениваться негативно, так как более определенное знание лучше обслуживает практическую деятельность.

В решении логических задач студенту приходится воспроизводить различные стороны деятельности специалиста по созданию понятий. В результате он получает возможность постоянного уточнения понятийного аппарата и тем самым более эффективного решения своих учебных задач или научных задач. Предложенная нами методика работы с текстами предполагает как особый способ наглядного выражения понятийных содержаний, так и наглядное оперирование в рамках понятийной работы, что способствует ее осознанию ею.



5.1.5. Семиотика и использование семиотических изображений в развитии мышления

Перейдем к рассмотрению специальных языковых средств экстериоризации мышления. В этой роли мы использовали схематизированные изображения. Поскольку относительно таких терминов, как "изображение", "схема", "схематическое изображение", "схематизированное изображение", нет достаточной ясности со стороны их понятийного содержания, мы введем то понимание, на которое опирались в исследовании.

Раскроем содержание этих понятий путем указания на типы изображений. В первом приближении можно выделить крайние варианты изобразительных форм по характеру отношений изображения к изображаемому. В одном случае изобразительные формы непосредственно повторяют формы видимых объектов. Тем самым в их создание кладется принцип прямого отображения реальности. В другом случае изобразительные формы предопределены особенностями специально создаваемого языка изображений.

В учебной деятельности этому соответствует введение схематизированных изображений для выражения теоретических содержаний. В качестве объекта выступает не сама видимая реальность, а представляемые и конструируемые содержания объектного типа

(идеальные объекты в теоретической деятельности). Условно первый тип изображения назван следовым (след реальности, воспроизводимый в изобразительном материале), а второй — "знаковым" (конструктивно-семиотическая имитация форм предполагаемой реальности).

Знаковые системы рождаются в коммуникативных ситуациях. Поэтому рассмотрим вкратце общие особенности коммуникации, значимые для раскрытия природы семиотических изображений.

В системах деятельностей любые люди, как особая морфология, вступают в отношения друг с другом помимо или в связи с реализацией своих частей-программ. Поэтому в зависимости от того, как именно будет протекать процесс их отношений, зависит и их включенность в деятельность (следование программным предписаниям). Тем самым зависимость от специфических отношений между людьми делает возможным выделить их как самостоятельно значимые. Мы будем рассматривать отношения двух типов: коммуникативные и общения.

Коммуникация (рис. 61) [3] начинается вместе с таким воздействием одного члена коммуникации на другого, содержание которого состоит в положениях:

1)         ситуация воздействует на человека и механизмами коммуниканта производится отражение ситуации;

2)         ситуация значима для человека;

3)         значимость ситуации для человека переносится на значимость для другого человека;



4) перенос значимости определяет выбор средств обращения внимания одного человека на ситуацию и воспроизводство подобного (значимости) отношения к ней другого человека.

Целое коммуникации определяется переходом от текстуального выражения мнения к согласованному, более совершенному варианту мнения.

Коммуникация включает в себя определенную последовательность шагов:

изложение возникшего и считающегося автором значимого для других мнения о чем-либо;

понимающая реконструкция содержания мнения "другим" участником коммуникации;

использование результатов понимания для выдвижения альтернативного, более совершенного мнения;

сопротивление учету нового мнения;

переход в согласование мнений;

построение средства согласования и обнаружения "роста" (совершенствования) содержания мнения — арбитражной точки зрения;

использование арбитражного средства для установления "роста" содержания мнения;

организационное воздействие на снятие затруднений в переходе к согласованию и осуществление согласования точек зрения.

В качестве посредника переноса значимости выступает использование посредника. Характер употребления определяется достаточностью тех или иных воздействий на механизмы второго коммуниканта, которые привели бы его к восприятию ситуации и ее квалификации как значимой. Проводником этой определенности воздействий выступают преобразования свойств посредника (ситуативные или воспроизводимые). В случае воспроизводства преобразования посредника создается организационная надстройка, обеспечивающая подчинение возможных участников коммуникации требованиям воспроизводящихся преобразований посредника. Для этого, в том числе, определенность преобразований извлекается из коммуникации и фиксируется как материал оспособления (обучения). В результате каждый участник коммуникации меняет свою морфологию и рождает новые механизмы, соответствующие потребности воспроизводства определенных преобразований посредника. После выделения в преобразованиях тех единиц, которые позволяют восстанавливать естественные процессы преобразований, но в количественном отношении несоизмеримо менее многочисленны, осуществляется разделение планов единиц и их комплектования по тем или иным методикам (правилам, если методики унифицируются). Выделение единиц означает появление языка в двух указанных планах: парадигматики и синтагматики. Существование языка предопределено характерным воздействием на второго коммуниканта со стороны первого (по правилам). Поэтому изоляция определенности воздействия на соответствующей морфологии (бумага, камень ит.д.) является единственной формой существования языка как непосредственно наблюдаемого. В ситуациях коммуникации языковые характеристики следует еще распознать, чтобы можно было утверждать о "наличии" языка в коммуникации как реальном явлении. Поэтому на схематизированном изображении наличие языка носит условный характер, в рамках подчеркивания наличия и функционирования механизмов коммуникации у человека.

Специально организованный (по правилам языка) посредник называется текстом. Отнесенность его к ситуации, гарантирующая выполнение коммуникативной задачи, называется содержанием текста. Любое рассмотрение текста вне его функций отнесения (указания, отражения и др.) ведет к деструкции содержания для того, кто не включен в отнесение текста к ситуации. Следовательно, закрепленность содержания за текстом постоянна (неситуативна) лишь в словаре — извлечении языковых парадигм. Использование фиксированных содержаний текста для решения коммуникативной задачи называется сообщением.

Следует отметить, что могут быть различные посредники (фонематическое восприятие, артикулярное производство звука, гра-фемная методика, графемное восприятие). Мы вводим изображения в функции языковых средств и подчинение семиотическим требованиям. Во всех случаях исходный материал получает свое оформление в связи с потребностью реализовывать коммуникативную функцию. Так как в реальной коммуникации в нее вовлекаются различные психические механизмы и другие образования в качестве посредников, то следует считать коммуникативный процесс многоязыковым. Язык, во-первых, представляет собой совокупность фиксированных посредников (морфологическая сторона знака). Во-вторых, язык — это совокупность требований к каждому посреднику (функциональная сторона знака). С третьей стороны — это совокупность требований к употреблению посредников (синтаксис).

В этих правилах выделяют два компонента: с одной стороны, это требование к употреблению с точки зрения формальной правильности построения знаковых структур, а с другой — это требование к относимости знаковых структур к реальности, позволяющие сообщать сведения реальности (содержательный аспект). Так как две группы правил употребления тесно взаимосвязаны и взаимозависимы, то они обе, по-своему, имеют содержательное значение. Так же следует говорить и относительно формальной значимости обеих групп правил. Кроме того, реализации правил употребления и их эффективность зависят от самого "устройства" знаков (морфологического и функционального), то и этот план приобретает содержательную значимость. Следовательно, только многообразие всех указанных моментов полностью исчерпывает содержательный план языка в его употребляемой форме (семантика языка). Если же учесть развитие языка, то содержательно значимых моментов станет значительно больше. Точно так же и в отношении формального плана языка. Однако прежде всего содержание в языке существует в форме значений — фиксированных в словаре способов употребления знака (как организованной морфологии)* в процессе его отнесения к объекту. Образование значений имеет много общего с процессами образования понятий. В то же время оно имеет существенные отличия.

* Морфология — это то, что подвергается изменению по заранее предположенным характеристикам.

При образовании текста значения синтезируются в единый смысл текста, выступающий в роли текстуального содержания. Приведенный анализ коммуникации вообще позволяет рассмотреть тот вид коммуникации, который связан с употреблением семиотических изображений. Он включает в себя: объекты, человека, имеющего образ объекта, обычный язык для выражения объективных содержаний, высказывания в этом языке, идеальные объекты, соответствующие той или иной теории, теоретические описания объектов идеальных в соответствии с логическими требованиями, логику (особый тип языка вместе со словарем категорий и грамматикой), социальные общности, в которых рождаются предписания того или иного типа (логические, семиотические и т. д.), следовые изображения, язык изображений (ЯИ) и собственно знаковые изображения. Все эти образования особым образом соотнесены друг с другом.

Обсудим данные отношения в связи с их ролью в раскрытии свойств знаковых изображений. Для организации анализа используем метод восхождения от абстрактного к конкретному и тем самым постепенно уточним семиотическое содержание, касающееся знаковых изображений.

Предположим, что в качестве учебных выступают теоретические содержания, которым придана теоретическая форма. Кроме того, преподаватель использует семиотические изображения в качестве особых выражений содержаний, считая полезным, с той или иной точки зрения, их употребление.

Введение семиотических изображений опирается на уже имеющиеся теоретические содержания, выраженные в теоретических текстах в соответствии с логикой теоретического описания. В свою очередь, теоретические описания создаются в научной деятельности на основе переработки исходных описаний реальных объектов в ситуации невозможности эффективного использования многообразия исходных описаний в практической деятельности. Поскольку сами исходные описания рождаются в непосредственном созерцании объекта, они принадлежат сфере науки лишь в связи с особым профессиональным отношением к познавательному поведению индивидов. Роль следовых изображений состоит в иллюстрировании теоретических положений с естественными событиями в соответствующих рамках, данных теорией. Следовые изображения заменяют непосредственное обращение к реальности, что может быть обусловлено единообразием метода изложения материала (обращением к изображениям).

Итак, слежение за способами использования изобразительного материала соответствует общему ходу становления научного знания и, что особенно важно, построению содержания учебного предмета, предполагающего конструктивную организацию исходных форм материала содержаний (как правило, теоретических).

Учитывая вышеприведенный анализ, дадим определение понятий "изображение", "схема", "схематизированное изображение", "схематическое изображение".

Изображением является результат воспроизведения формы, цвета и других характеристик наблюдаемого объекта на ином для объекта материале. Схема порождается вследствие отбора значимых частей исходного материала (текста, изображения и др.) и введением их в те или иные отношения. Схематическое изображение является частным случаем схемы на материале изображения. Для него характерно предварительное построение изобразительного языка и последующее его употребление, результат которого интерпретируется как изображение.