Методы управления

5.1. Теоретико-методические вопросы развития мышления в ситуации работы с текстами (4 часть)

Если по принципу дополнительности можно расширить содержание в любом направлении, то по принципу уточняемости предшествующее содержание несет в себе ограничения в отношении последующих уточнений и эти ограничения максимально велики, так как происходит переход от целостности к той же целостности, но более дифференцированной, и сама дифференцировка происходит от предшествующего "состояния". Все дифференци-ровки должны быть потенциально заложены уже в исходном предикате и в последующем они лишь актуализируются.

Теоретическая культура предполагает, что высшая форма теории должна быть построена как "разъяснение " генетических превращений объекта изучения. И чем жестче "сам объект" заставляет теоретика двигать свою мысль в реконструкции, тем надежнее теория, тем меньше субъективного произвола. Следовательно, логика систематического уточнения — это требования к мысли теоретика, приходящего к высшей форме теоретического объяснения явлений. Логические и "онтологические" (объектные) требования здесь являются совмещенными. Поэтому Гегель называл логику "наукой логики", или формой истинного знания и познания.

Используя логику систематического уточнения, можно осуществлять проверку и критику уже имеющихся теорий и иных типов высказываний, приближая их к высшей форме. Такой способ проблематизации можно назвать логико-онтологическим. Он наиболее необходим в позиции арбитра. Поскольку в случае использования логики уточнения ускоряется опознавание абстрактной базы точки зрения, то выделяется два типа применения логики.

В первом типе важно выявить абстрактную базу точки зрения, ее "исходный предикат" (категориальное понятие) и соотнести с ней весь объем содержания точки зрения. Во втором случае опознавание этой базы необходимо для быстрого перехода к иной абстрактной базе, к альтернативной точке зрения "в принципе". Промежуточными формами альтернатив могут стать: нахождение "еще более абстрактной выраженности точки зрения вне ухода от линии автора и переход к еще более конкретизированному ее выражению, а также к более полному охвату того, что должно быть в конкретизации абстрактной базы.

Мыслительный акт (рис. 59) состоит в том, что понятийное содержание соотносится с представлением о том объекте, о котором мы хотим иметь суждение. В соответствии с принятыми в логике терминами будем считать объект мысли субъектом, а понятие — предикатом. Тогда сущность мыслительного акта предстанет как утверждение о том, что можно отождествить предикатное содержание и субъект. Неразличение их позволительно лишь до момента оправданного (подтвержденного) сомнения в том, что отождествление осуществлено правильно. В последнем случае мы говорим об отражении при помощи понятий объективной реальности. Иначе говоря, предикат в мышлении превращается (условно) в субъект. Поскольку он и не может стать ("на самом деле") субъектом, то его условное субъективное существование вызвано лишь потребностями мыслительного отражения мира. Предикаты (понятия) нами специально создаются для познавательной деятельности как средства мышления, особой функцией которых и выступает временное (до опровержения) пребывание в субъективном мире (мире объектов). Следовательно, субъективированный предикат несет в себе признаки предиката (средства мышления), субъекта (функция отражения) и процесса познания (употребление средства, подтверждения и опровержения).

Для дальнейшего практического использования введенных представлений о мышлении нужно подчеркнуть следующие моменты заключенных в них содержаний. Во-первых, нельзя приравнивать субъективированный предикат, который мы будем называть знанием, с субъектом вне функции отражения. Во-вторых, извлеченный предикат (из их суммы) нельзя приравнивать к предикату в процессе его превращения в знание, так как извлеченный предикат предполагает специальный процесс подбора кандидата на место будущего знания. Иначе говоря, только тот предикат значим для мышления, который может стать знанием. Другая сторона того же события выражается следующим образом: только то положение предиката важно для мышления, которое ведет к образованию знания. Поэтому извлечение предиката из их суммы означает получение предикатом нового содержания — значимости для мышления. В-третьих, без наличия субъекта возможно только лишь формальное знание. Оно может при соответствующих условиях превратиться в содержательное знание.



В условиях работы с текстами мы не всегда имеем (это наиболее типично для студентов) возможность соотнести употребляемые автором понятия с реальностью. Поэтому студент поневоле вынужден уметь работать с формальными знаниями. Практическое их подтверждение отстоит по времени от процесса их понимания. Именно данное обстоятельство делает похожим учебную ситуацию на ситуацию воспроизведения теоретической работы вне процессов экспериментального подтверждения теории. Тем самым студенту приходится иметь дело с теоретическим мышлением. Задача педагога состоит в осознании этого обстоятельства и формировании у студента культуры теоретического мышления, становящегося основой дальнейшего усвоения методологического мышления (подтверждения, опровержения и выдвижения новых кандидатов на место будущего знания).

Мыслителъный процесс

Построенное формальное знание может быть неполным или неподтвержденным. Тогда необходимо дополнить или заменить ранее использованное предикативное содержание, после чего вновь строить знание. Следовательно, возникают новые акты мышления. Один из них состоит в получении нового предиката, а другой — в его использовании для построения нового знания.

В условиях работы с текстуальными содержаниями особое значение имеет тот тип преобразования предикатных содержаний, который ориентирован на уточнение представлений читателя о точке зрения автора текста. Иначе говоря, точка зрения автора выступает в роли объекта познания. Проработав с одним, может быть случайным, отрывком текста автора, читатель переходит к другому и уточняет свои представления.

Применительно к логике идея уточнения знания превращается в принцип конкретизации исходного знания или принцип восхождения от абстрактного к конкретному. В качестве абстрактного выступает исходное знание, а в качестве конкретного — результат уточнения абстракции. Весь процесс предстает как приближение к полному воспроизведению объекта в мыслительной форме.

Рассмотрим процесс восхождения подробнее. В зависимости от уровня детализации анализа соответствующим станет и уровень организации мышления в ситуациях работы с текстами. Тем более что в настоящее время нет достаточно разработанных методик реализации этой логической идеи. Мы предлагаем тот вариант логики, который адаптирован к условиям решения задачи по имитации точки зрения автора текста.

Поскольку прежний вариант предиката должен быть уточнен, он лишается своей функции быть субъектом (первая операция) и возвращается как бы в исходное состояние. Однако он не просто возвращается, но и "перемещается" в пространство нового мыслительного акта — преобразования предиката (вторая операция). Особенность этого акта мышления может быть отражена в наименовании. Если первый тип акта мысли мы назовем "полагани-ем знания", то второй тип — "конструктивным усложнением". Действительно, как только предикат возвратился из своего пребывания в функции субъекта и помещен в новый акт мысли, то ему придают форму субъекта, который может развиваться и поэтому усложняется (третья операция). Затем подбирают основание, по которому такой "странный" объект развивается (четвертая операция). Этим основанием становится дополнительный предикат, который мы будем называть уточняющим, отличая его от исходного (уточняемого). Благодаря "развитию" по указанному основанию возникает новый предикат. Назовем его уточненным предикатом. Новый предикат извлекается из пространства "конструктивного усложнения" (пятая операция) и вводится в пространство нового полагания знания (шестая операция).

Затем осуществляется полагание уточненного знания.

Рассмотренный процесс относится к "единице" восхождения. Однако важно иметь представления о связи такого рода единиц, в которой раскрывается суть логики восхождения. Простое следование порядку описанных операций может быть повторено после образования нового знания с привлечением любого нового основания уточнения (уточняющего предиката). Тем самым здесь еще возможна стихия перехода от одного уточнения к другому, без согласования различных оснований уточнения. Поэтому то, что мы рассмотрели, составляет лишь необходимое условие организованного восхождения. Перейдем к раскрытию достаточного условия восхождения.

Его сущность состоит в рассмотрении исходного уточняющего предиката как уточняемого содержания. Следовательно, прежде чем перейти к введению нового уточняющего предиката, следует извлечь прежний уточняющий предикат из пространства первого конструктивного усложнения (первая операция). Затем ввести в новое пространство конструктивного усложнения — уточнения в роли развивающегося объекта (вторая операция). Найдя основание нового уточнения (третья операция), используют его в качестве основания развития объекта (четвертая операция). Наконец, результат усложнения объекта извлекают из пространства второго уточнения предиката (шестая операция). Это уже уточнение исходного предиката, но путем использования более сложного основания уточнения. Все шесть операций повторяются на новом материале.

Новое уточнение предиката осуществляется посредством уточнения основания предыдущего, первого уточнения. В этом и состоит методическая сущность логики восхождения. Первоначальная громоздкость рассуждения после привыкания к логическому рассуждению превращается в ясную схему методического принципа восхождения, которой легко пользоваться для организации мышления.

Следует заметить, что именно такая детализация требований к мыслительным процессам позволяет решить ряд сложнейших затруднений в критической работе с текстами. Она гарантирует организованное приближение к полноте авторских содержаний и переход к строгому критическому его анализу. Если учесть, что начинающий входить в новую область знания сталкивается прежде всего с отсутствием ориентиров в движении по авторским содержаниям, то легко быть мотивированным к усвоению логики восхождения.

Перейдем теперь к соотнесению рассмотренных процессов с различными видами реально осуществляемого мышления. Следует отметить при этом несколько важных моментов. Во-первых, обычно не ставят высоких требований к понятийному аппарату (набору предикатов). Его просто заимствуют там, где это удается. Чаще всего это стихийно возникающие значения слов, формируемые практикой коммуникативной деятельности. Кроме того, это значения слов, специально создаваемых в той или иной области познания, не всегда приобретающие признаки научных понятий.

Во-вторых, даже при наличии научных понятий их употребление часто отличается от того, что предполагается создателем понятия. Одной из причин может служить недостаточная разработанность метода использования понятий вообще и данного понятия в частности, а так же простое игнорирование введенных предписаний, если они существуют. В-третьих, понятийное содержание легко заменяется индивидуальным представлением о той же действительности. Определенность мыслительной деятельности в этом случае заменяется стихийным процессом замены одной ассоциации другой. В-четвертых, нередко понятийные содержания заменяют само представление об объекте, и читатель теряет саму потребность в соотнесении понятийного содержания с тем, что он может непосредственно узнать об объекте мысли.

Во всех этих случаях создается основа для невозможности управления мышлением. Следовательно, логика (любая) является необходимым условием возможности управления мышлением. Достаточным условием выступает создание и употребление научных понятий.

В описанной форме организации мышления особое значение приобретает выявление уточняющих предикатов, содержание которых выявляется в конкретизированном знании. Поэтому требования логики восхождения — это, прежде всего, требования к определенности понятийного аппарата. Логика восхождения может стать особым методом выявления неопределенности используемых представлений и переходы к их превращению в строгие понятия.

5.1.4. Разработка понятий в науке

Для того чтобы осознанно пользоваться понятиями и создавать их, следует иметь представления о том, как они возникают.

Понятия возникают в научном исследовании. Однако под понятиями очень часто понимают любое языковое значение. Чтобы явно ввести отличие тех понятий, которыми оперируют в науке, от языковых значений, говорят об отличии между "житейскими" и "научными" понятиями. Условимся под понятиями понимать только "научные понятия". Поэтому ответить на вопрос о том, как создаются понятия, предполагает раскрытие ситуации возникновения в науке потребности в понятии. Опишем эту ситуацию в контексте анализа развивающегося исследования.