Налоговые споры: оценка доказательств в суде

3.3. Продолжение доказывания в суде кассационной инстанции. Сравнение полномочий судов апелляционной и кассационной инстанций (2 часть)

В § 2 разд. I приводилось дело, рассмотренное Федеральным арбитражным судом Московского округа <325>. Судом первой инстанции были полно и всесторонне оценены имеющиеся в деле доказательства, правильно установлены обстоятельства, связанные с заключением налогоплательщиком гражданско-правовых договоров, с расчетами по ним, при этом суд первой инстанции сделал выводы об отсутствии в действиях налогоплательщика признаков недобросовестности и признал недействительным решение налоговой Инспекции об отказе в применении налогового вычета по НДС.

--------------------------------

<325> См.: Постановление ФАС МО N КА-А40/1911-06-П // Архив ФАС МО.

 

Постановлением N КА-А40/1911-06-П Федеральный арбитражный суд Московского округа, отметив, что судом первой инстанции на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств установлены фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, тем не менее отменил решение Арбитражного суда г. Москвы, признав налогоплательщика недобросовестным и отклонив его требование о признании решения налогового органа недействительным, не передавая дело на новое рассмотрение. При этом суд кассационной инстанции указал следующее.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ по результатам рассмотрения кассационной жалобы суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановление суда апелляционной инстанции полностью или в части и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новый судебный акт, если фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражным судом первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но этим судом неправильно применена норма права либо законность решения, постановления арбитражного суда первой и апелляционной инстанций повторно проверяется арбитражным судом кассационной инстанции при отсутствии оснований, предусмотренных п. 3 ч. 1 настоящей статьи.

Поскольку дело повторно рассматривалось судом кассационной инстанции, при этом судом первой инстанции фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но неправильно применено Определение Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2004 г. N 169-О, суд кассационной инстанции пришел к выводу об отмене решения суда первой инстанции и отклонению заявления общества о признании решения Инспекции недействительным. Следует отметить, что хотя суд кассационной инстанции применил п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, сославшись на неправильное применение судом первой инстанции правовой позиции Конституционного Суда РФ о признаках недобросовестности налогоплательщика, изложенной в Определении от 8 апреля 2004 г. N 169-О, однако на самом деле судом кассационной инстанции сделаны выводы о недобросовестности налогоплательщика, прямо противоположные выводам суда первой инстанции о добросовестном поведении налогоплательщика.

В такой ситуации суд кассационной инстанции должен был руководствоваться п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, согласно которому по результатам рассмотрения кассационной жалобы арбитражный суд кассационной инстанции вправе отменить или изменить решение суда первой инстанции и (или) постановления суда апелляционной инстанции полностью или в части и направить дело на новое рассмотрение в соответствующий арбитражный суд, решение, постановление которого отменены или изменены, если выводы, содержащиеся в обжалуемых решении, постановлении, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам.

Поскольку дело дважды рассматривалось в суде первой инстанции, повторно поступило в суд кассационной инстанции, направление его в очередной раз в суд первой инстанции означало бы не что иное, как судебную волокиту.

В связи с этим автор настоящей работы приходит к выводу о необходимости внесения изменений в п. 2 ч. 1 ст. 287 АПК РФ и установления права суда кассационной инстанции при повторной проверке законности судебного акта на отмену судебного акта суда нижестоящей судебной инстанции и принятие нового судебного акта, если фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены арбитражными судами первой и апелляционной инстанций на основании полного и всестороннего исследования имеющихся в деле доказательств, но выводы судов первой и апелляционной инстанций не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам. Наделение кассационного суда таким полномочием не будет никоим образом означать вмешательства в деятельность нижестоящих инстанций и наделения суда кассационной инстанции не свойственными ему функциями, поскольку в описанной ситуации суд кассационной инстанции самостоятельно не оценивает доказательства по делу и не устанавливает фактических обстоятельств, используя фактический материал, оцененный судами первой и апелляционной инстанций.

Г.М. Резник, анализируя процедуру оценки судьей доказательств в уголовном процессе, отмечает следующее. Оценивая доказательства с точки зрения их допустимости, судья руководствуется нормами уголовно-процессуального закона, устанавливающими исчерпывающий круг источников доказательств и подробно регламентирующими правила их получения и закрепления. При определении допустимости имеет место подведение признаков, характеризующих процессуальную форму доказательства, под нормы уголовно-процессуального права, т.е. вопрос разрешается путем применения права к факту, а не по внутреннему убеждению субъекта <326>.

--------------------------------

<326> См.: Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. М.: Юридическая литература, 1977. С. 19.

 

Думается, решение о допустимости конкретного доказательства, принятое вышестоящей судебной инстанцией, отменяющей приговор и направляющей дело на новое рассмотрение, должно иметь преюдициально обязывающую силу, если ситуация полностью разъяснена вышестоящей инстанцией, за исключением случаев, когда при новом рассмотрении дела для решения вопроса о допустимости необходимо что-то исследовать <327>.

--------------------------------

<327> См.: Кипнис Н. Институт допустимости доказательств в УПК РФ // Спецвыпуск Судебного приложения "Юрист" к еженедельнику "Экономика и жизнь". N 47(9001).

 

Право кассационного суда устанавливать фактические обстоятельства по делу, т.е. действовать в полной мере в качестве субъекта доказывания, ограничено в ч. 2 ст. 287 АПК РФ только в том случае, когда дело передается на новое рассмотрение. В отличие от арбитражного суда апелляционной инстанции, который действует как полная апелляция и не вправе передать дело на новое рассмотрение при представлении новых доказательств, арбитражный суд кассационной инстанции представляет собой неполную апелляцию, предполагающую возможность вернуть дело в суд первой или апелляционной инстанции на новое рассмотрение.

Правильное применение норм материального права, как считает Л.Ф. Лесницкая, возможно только тогда, когда суд применяет норму права не формально, а учитывая все конкретные особенности данного случая, и лишь после выяснения фактической стороны дела можно переходить к юридической квалификации фактических взаимоотношений сторон. Между фактической и правовой сторонами решений существует тесная связь, и, следовательно, она существует и между понятиями незаконности и необоснованности решений. Поскольку сам закон содержит требование обоснованности судебного решения, постольку несоблюдение этого требования означает в то же время и нарушение закона. Если незаконность решения понимать в таком широком плане, тогда любое необоснованное решение будет одновременно и незаконным <328>.

--------------------------------

<328> См.: Лесницкая Л.Ф. Указ. соч. М., 1974. С. 158 - 162.

 

Законодатель, следуя по пути максимального сближения функций судов апелляционной и кассационной инстанций при осуществлении ими доказывания, в конечном счете придет к необходимости создания единой апелляционной инстанции в виде либо полной, либо неполной апелляции.

Судебно-арбитражная практика отвечает также положительно на вопрос о возможности оценки в суде кассационной инстанции дополнительно представленных доказательств, если имеется реальная возможность, не передавая дело на новое рассмотрение, подтвердить принятые по делу судебные акты.

Так, общество с ограниченной ответственностью "Минувшее" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконными решений Инспекции МНС России и Управления МНС России по г. Москве о взыскании с ООО налога на прибыль за первое полугодие 2002 г., пени за несвоевременную уплату налога и о привлечении ООО к налоговой ответственности на основании п. 1 ст. 122 НК РФ.

Решением от 7 июля 2003 г., оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 18 сентября 2003 г., Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил требования общества, правомерно воспользовавшегося налоговой льготой как малое предприятие.

Законность и обоснованность судебных актов проверены в порядке ст. 284 АПК РФ в связи с кассационными жалобами Инспекции МНС России и Управления МНС России по г. Москве, в которых налоговые органы ссылались на то, что ООО не является производителем печатной продукции и поэтому не вправе пользоваться льготным налогообложением.

В соответствии с действовавшим в спорный период п. 4 ст. 6 Закона РФ "О налоге на прибыль предприятий и организаций" в первые два года работы не уплачивают налог на прибыль малые предприятия, осуществляющие производство товаров народного потребления.

Судом первой и апелляционной инстанций установлено: общество осуществляло издательскую деятельность, что подтверждалось, в частности, информационным письмом Главного межрегионального центра обработки и распространения статистической информации Госкомстата России от 27 сентября 2001 г. N 28-902-47/01-103480, которым обществу присвоены коды Общероссийских классификаторов 19400, 87100, означающие соответственно "Производственные виды деятельности" ("Полиграфическая промышленность"), "Редакции и издательства", а также лицензией Минпечати России на издательскую деятельность.

На основании п. 1.1, 2.1 договора на оказание полиграфических услуг от 7 августа 2002 г. N 121, заключенного обществом в качестве заказчика с ОАО "Можайский полиграфический комбинат", последний обязуется по принятым от заказчика заявкам оказать полиграфические услуги по изготовлению печатной продукции в соответствии с качеством предоставленных заказчиком диапозитивов (оригинал-макета), а заказчик обязан осуществить редакционно-издательскую подготовку заказа.

То обстоятельство, что полиграфические услуги осуществляло не общество, а специализированный полиграфический комбинат, не означает, что общество перестает считаться издателем. При этом судом первой и апелляционной инстанций установлено, что право собственности на изданные книги сохраняется за обществом.

На обозрение суда кассационной инстанции представлена книга И. Велембовской "Немцы", в которой ООО "Минувшее" указано в качестве издательства.

В связи с этим нельзя признать обоснованным довод налоговых органов, что общество выпускает только оригинал-макет, а не товары народного потребления в виде книжной продукции.

Утверждение налоговых органов, что организации, использующие для производства товаров народного потребления услуги сторонних предприятий, не имеют права на налоговую льготу, установленную п. 4 ст. 6 Закона о налоге на прибыль, не соответствует тексту названной нормы права. При таких обстоятельствах оснований к отмене судебных актов не имелось <329>. Из текста Постановления по делу видно, что судом первой и апелляционной инстанций на основании анализа информационного письма Главного межрегионального центра обработки и распространения статистической информации Госкомстата России, лицензии Минпечати России, договора на оказание полиграфических услуг правильно установлены значимые для дела обстоятельства. Недоставало небольшого звена, и в суде кассационной инстанции оно было восполнено: представлена изданная обществом книга, в которой именно оно указывалось в качестве издательства, что стало совершенно очевидным в заседании суда кассационной инстанции и не нуждалось в дополнительном исследовании в суде нижестоящей инстанции.

--------------------------------

<329> См.: дело N КА-А40/10437-03 // Архив ФАС МО.

 

Таким образом, судебная практика свидетельствует о том, что если принятие дополнительных документов лишь восполняет круг доказательств, положенных в основу правильного вывода суда первой и апелляционной инстанций и это представляется очевидным в суде кассационной инстанции, то последняя самостоятельно оценивает указанные документы. В остальных случаях дело подлежит передаче на новое рассмотрение <330>. Такой подход диктуется действием в суде принципа процессуальной экономии, требующего достижения большего результата с возможно меньшей затратой труда, выражением чего является быстрота производства и простота его <331>. Но в первую очередь такой подход определен действием в арбитражном суде принципа материальной истины, который диктует суду максимально полное установление обстоятельств по делу, что невозможно без оценки всех собранных и дополнительно представленных доказательств.

--------------------------------

<330> См.: Нагорная Э.Н. Производство в кассационной инстанции арбитражного суда. Сравнительный комментарий Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. М., 2003. С. 58.

<331> См.: Рязановский В.А. Единство процесса. М.: Юридическое бюро "Городец", 1996. С. 48.

 

Однако указанный вывод касается не любого вида доказательств. М.А. Гурвич полагал, что в кассационную инстанцию в качестве новых доказательств могут быть представлены только письменные доказательства, однако стороны не вправе требовать допроса новых свидетелей, производства новой экспертизы или осмотра вещественных доказательств. Такого же мнения придерживался и С.Н. Абрамов <332>.

--------------------------------

<332> См.: Гурвич М.А. Лекции по советскому гражданскому процессу. М.: Всесоюзный юридический институт. 1950. С. 187; Абрамов С.Н. Развитие института обжалования решений в советском гражданском процессе. Ученые записки Московского юридического института. 1948. Вып. IV. С. 85.

 

К.С. Юдельсон полагал возможным представлять в суд второй инстанции письменные показания свидетелей <333>.

--------------------------------

<333> См.: Юдельсон К.С. Субъекты доказывания в советском гражданском процессе // Уч. зап. Свердловского юридического института. Свердловск, 1947. Т. 2. С. 121.

 

В настоящее время следует согласиться с первой точкой зрения, поскольку в кассационном суде отсутствует протокол судебного заседания, и именно в нем в соответствии с п. 7, 10 ч. 1 ст. 155 АПК РФ указываются показания свидетелей, пояснения экспертов по своим заключениям, сведения об их предупреждении об уголовной ответственности. Суд кассационной инстанции, если он приходит к выводу о необходимости использования в процессе доказывания именно этих видов доказательств, вправе использовать полномочие, предоставленное ему п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ, по отмене судебного акта и направлению дела на новое рассмотрение, если выводы, содержащиеся в судебном акте, не соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся в деле доказательствам. Это же полномочие суд кассационной инстанции использует, если сторона по делу делает заявление о фальсификации доказательств, поскольку согласно ч. 2 ст. 161 АПК РФ результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательства арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания, который в кассационной инстанции не ведется, в то время как в протоколе должны быть отражены все те действия, которые должен совершить суд в соответствии с ч. 1 ст. 161 АПК РФ: разъяснить уголовно-правовые последствия такого заявления, исключить оспариваемое доказательство из числа доказательств по делу с согласия представившего его лица, назначить экспертизу. Судебно-арбитражная практика подтверждает право суда кассационной инстанции не оставлять без внимания такое заявление, даже если оно не было сделано в судах первой и апелляционной инстанций.

Данный вывод следует из того, что арбитражный суд по налоговым спорам является субъектом доказывания, играющим значительно более активную роль в процессе доказывания, чем суд, разрешающий спор, вытекающий из гражданско-правовых отношений. На суде, разрешающем налоговый спор, лежит обязанность по доказыванию, и в силу этой обязанности суд на стадии рассмотрения дела в первой и апелляционной инстанциях должен сам проявить инициативу в выяснении наличия оснований для заявления по ст. 161 АПК РФ. Невыполнение этой обязанности означает, что судебные акты содержат выводы, не соответствующие фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам, и это является основанием для отмены судебных актов по ч. 1 ст. 288 АПК РФ.

Нижеприведенное дело, рассмотренное Федеральным арбитражным судом Московского округа, свидетельствует о том, что именно невыполнение судом первой и апелляционной инстанций обязанности по доказыванию повлекло отмену принятых им судебных актов и передачу дела на новое рассмотрение в первую инстанцию со ссылкой на ст. 161 АПК РФ.

Общество с ограниченной ответственностью "ФлексиКо" обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконным решения Инспекции МНС России об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость в размере 900 365 руб. по представленной налоговой декларации за август 2002 г. и пакета документов, а также об обязании Инспекции возместить НДС в размере 900 365 руб.

Решением от 28 мая 2003 г., оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции от 12 августа 2003 г., Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил исковые требования общества, поскольку налогоплательщиком документально подтверждено право применить налоговую ставку 0% по НДС за август 2002 г.

Законность и обоснованность судебных актов проверены в порядке ст. 284 АПК РФ в связи с кассационной жалобой Инспекции, в которой налоговый орган ссылался на неподтвержденность факта поступления валютной выручки от иностранного покупателя, а также на недостатки в оформлении счетов-фактур, представленных налогоплательщиком.

Суд кассационной инстанции посчитал, что судебные акты следует отменить, дело передать на новое рассмотрение в первую инстанцию арбитражного суда по следующим основаниям.

Суд первой и апелляционной инстанций пришел к выводу, что нарушение порядка составления счетов-фактур не является единственным и безусловным основанием для неприменения налоговых вычетов, поскольку факт уплаты "входного" НДС подтверждался платежными поручениями и не оспаривался налоговым органом, что является нарушением п. 2 ст. 169 НК РФ, согласно которому счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного п. 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

При этом арбитражный суд в нарушение ст. 170, 271 АПК РФ не ссылался на конкретные доказательства, на основании которых судом отклонены доводы Инспекции о различных недостатках в счетах-фактурах, не указывал нормы права, которые позволили суду не принимать во внимание требования ст. 169 НК РФ к счетам-фактурам, являющимся основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном гл. 21 НК РФ.

Между тем установление обстоятельств оплаты товара поставщикам, включая сумму заявленного к возмещению НДС, является существенным для разрешения настоящего спора. Поэтому суду при новом рассмотрении дела было необходимо установить факт оплаты обществом поставленного на экспорт товара, включая НДС, со ссылкой на конкретные доказательства с учетом требований ст. 169 НК РФ, а также дать оценку следующим доводам Инспекции.

Налоговый орган утверждал, что в счете-фактуре от 6 февраля 2002 г. N 02799 неправильно указано наименование грузополучателя и покупателя, что является нарушением подп. 3 п. 5 ст. 169 НК РФ. Платежное поручение, подтверждающее оплату товара по данному счету-фактуре, не представлено. Счет-фактура N 298 полностью не соответствовал требованиям п. 5 и 6 ст. 169 НК РФ. На счетах-фактурах от 30 ноября 2001 г. N 1334, от 21 декабря 2001 г. N 1438, от 26 октября 2001 г. N 1134, от 27 декабря 2001 г. N 1485 неправильно указан адрес покупателя и грузополучателя. На счетах-фактурах указан адрес: г. Москва, ул. Дмитровское ш., д. 9"Б", оф. 444, а согласно учредительным документам адрес общества - г. Москва, ул. Дмитровское ш., д. 9"Б", оф. 438. Инспекция ссылалась на то, что в счете-фактуре от 13 марта 2002 г. N МП-0001050 также неправильно указан адрес покупателя и грузополучателя. В счете на предоплату от 31 января 2002 г. N СЧТ также неправильно указан адрес плательщика, что противоречило учредительным документам общества. Кроме того, договор с ОАО "Московский подшипник" в Инспекцию также представлен не был.

Налоговый орган со ссылкой на подп. 4 п. 5 ст. 169 НК РФ указывал, что на счете-фактуре от 6 июня 2002 г. N 484 не заполнена графа к платежно-расчетному документу, тогда как оплата производилась предоплатой, что подтверждается п/п от 3 июня 2002 г. N 118.

В соответствии с п. 6 ст. 169 НК РФ счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом организации или доверенностью от имени организации. Инспекция указывала на то, что вместо руководителя ООО "Авиасервис" вышеназванные счета-фактуры подписаны разными лицами. Договор, заключенный между ООО "ФлексиКо" и ООО "Авиасервис", в Инспекцию не представлен.

Инспекция также заявляла, что подписи руководителя ЗАО "Кварт" на счетах-фактурах значительно отличаются друг от друга, что, по мнению налогового органа, является нарушением п. 6 ст. 169 НК РФ. Договор, заключенный между ООО "ФлексиКо" и ЗАО "Кварт", в Инспекцию не представлен.

Счет-фактура от 5 июня 2002 г. N 001113 составлен с нарушением подп. 4 п. 5 и п. 6 ст. 169 НК РФ, так как подписан лицами, которые не являются руководителем и главным бухгалтером ООО "Элад Гермес". Договор с указанной организацией в Инспекцию не представлен.

Инспекция утверждала, что общество приобрело продукцию, реализованную на экспорт, у ООО "ТехноМонтажРесурс" по договору от 23 мая 2002 г. N 11, однако ООО "ТехноМонтажРесурс" зарегистрировано по утерянному паспорту. При этом в подтверждение своих доводов Инспекция ссылалась на письмо Инспекции МНС России по ЦАО г. Москвы от 9 декабря 2002 г. N 8, а также на то, что налоговым органом в судебное заседание было представлено письменное объяснение А.А. Сбитневой, полученное сотрудником УФСНП Орехово-Зуевского р-на, из которого следует, что А.А. Сбитнева никакого отношения к ООО "ТехноМонтажРесурс" не имеет и руководителем вышеназванной организации не является.

Кроме того, как утверждалось Инспекцией, вышеназванная организация по фактическому и юридическому адресу не располагается, финансово-хозяйственную деятельность не ведет, в связи с чем Инспекция ставит под сомнение факт существования товара, якобы купленного по данному контракту и впоследствии поставленного на экспорт.

Инспекция в кассационной жалобе ссылалась на то, что в связи с указанными выше доводами налоговым органом было заявлено в ходе судебного разбирательства ходатайство о проведении экспертизы указанных документов. Суд первой инстанции оставил данное ходатайство без внимания.

В судебном заседании кассационной инстанции представитель налогового органа заявил о фальсификации доказательств, представленных обществом в подтверждение факта оплаты товара российским поставщикам, включая заявленный к возмещению НДС. В связи с этим при новом рассмотрении дела суду в случае необходимости с учетом указанных доводов Инспекции следовало решить вопрос о применении положений ст. 161 АПК РФ <334>.

--------------------------------

<334> См.: дело N КА-А40/9293-03 // Архив ФАС МО.

 

Невозможность игнорировать заявление о фальсификации доказательств в суде кассационной инстанции также диктуется действием в арбитражном процессе принципа материальной истины, в связи с чем суд кассационной инстанции не вправе уклониться от принятия такого заявления, поскольку оно коренным образом меняет всю картину установленных по делу обстоятельств и перераспределяет бремя доказывания между субъектами доказывания. Статья 161 АПК РФ содержит существенное препятствие для заявления о фальсификации доказательств в суде кассационной инстанции, так как согласно ч. 2 ст. 161 АПК РФ результаты рассмотрения заявления о фальсификации доказательств арбитражный суд отражает в протоколе судебного заседания, в то время как в кассационной инстанции протокол судебного заседания не ведется.

Это не означает, что суд кассационной инстанции не вправе принимать заявление о фальсификации доказательств, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 161 АПК РФ в протоколе судебного заседания отражается не сам факт подачи подобного заявления, а результаты его рассмотрения. Получив такое заявление, суд кассационной инстанции должен отменить судебные акты судов первой и апелляционной инстанций и направить дело на новое рассмотрение в соответствующую инстанцию на основании п. 3 ч. 1 ст. 287 АПК РФ <335>.

--------------------------------

<335> См.: Постановление от 21 июня 2005 г. N КА-А40/5279-05-П // Архив ФАС МО.

 

Правильность такого подхода подтверждается положениями ч. 2 ст. 287 АПК РФ о том, что арбитражный суд, рассматривающий дело в кассационной инстанции, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении или постановлении, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства.

Если суд кассационной инстанции будет самостоятельно рассматривать заявление о фальсификации доказательств, он выйдет за пределы рассмотрения дела, очерченные законодателем для суда кассационной инстанции в ч. 2 ст. 287 АПК РФ.

Перспектива рассмотрения заявления о фальсификации доказательств может означать необходимость установления новых обстоятельств по делу, которые не были отражены в решении или постановлении судов первой и апелляционной инстанций.

Приняв заявление о фальсификации доказательств, отменив судебные акты судов нижестоящих инстанций и передав дело на новое рассмотрение, суд кассационной инстанции, не нарушая принципа материальной истины, останется в пределах, установленных АПК РФ для судов кассационной инстанции. Более того, принятие кассационной инстанцией заявления о фальсификации доказательств является не только правом, но и обязанностью кассационного суда, поскольку одной из задач судопроизводства в арбитражных судах в силу п. 4 ст. 2 АПК РФ является укрепление законности и предупреждение правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, и именно проверка законности решений, постановлений, принятых арбитражными судами первой и апелляционной инстанций, является одной из функций суда кассационной инстанции.

В случае если кассационный суд отклонит ходатайство о принятии заявления о фальсификации доказательств, следует признать, что судом кассационной инстанции не выполнена задача по укреплению законности, стоящая перед арбитражным судом, и функция, свойственная собственно кассационному суду, - проверка законности судебных актов.

Анализ ч. 2, 4, 5 ст. 164 АПК РФ позволяет прийти к выводу, что в суде кассационной инстанции не применяются правила, установленные для суда первой инстанции относительно права сторон выступать в прениях и с репликами, когда стороны обосновывают свою позицию ссылками на обстоятельства по делу и доказательства. Сущность этих стадий процесса напрямую связана с рассмотрением дела по существу, в то время как основной задачей кассационного суда исходя из положений ч. 1 ст. 286 АПК РФ является проверка законности судебных актов суда первой и апелляционной инстанций.

В то же время проведенный в настоящей работе анализ рассмотрения дела в судах различных проверяющих инстанций показал, что вряд ли можно говорить о наличии в них доказывания лишь в проверочной форме, как полагает И.В. Решетникова <336>. Даже в суде кассационной инстанции возможна самостоятельная оценка доказательств при определенных обстоятельствах.

--------------------------------

<336> См.: Решетникова И.В. Курс доказательственного права в российском гражданском судопроизводстве. М.: Изд-во "Норма" (Издательская группа "Норма-Инфра-М"), 2000. С. 205.