Методы управления

4.2. Теория и практика использования методов управления деятельностью персонала (2 часть)







Самое простое видение мышления можно связать с акцентом на динамику "образного ряда". Во внутреннем плане отражения реальности появляются образы объектов. Так как они являются результатом имитационной и структурирующей активности познавательных органов, то отражающая функция реализуется совместной активностью различных "органов". Имитационная составляющая предопределяется активностью собственно органов чувств, а структурирующая составляющая — органами "анализа и синтеза", "обобщения и замещения". На вершине структурирования находится "Я", его рефлексивное бытие, обеспечивающее:

отражение (концептуализация материалов имитационного типа);

проблематизацию (обнаружение познавательной или нормативной неполноты или излишка и т. п.);

прогнозирование, и нормоконструирование, и оценивание (порождение и применение всеобщих значимостей — ценностей). Тем самым самое простое имитационное воспроизведение и следообразование проходит путь трансформаций вплоть до высших абстракций (аналитического и синтетического типа) и их инструментального, нормативного, отражательного, прогностического и проблематического использования (рис. 34) [4].



Структурирование лежит в основе всех мыслительных эффектов. Оно активизируется вместе с недостаточностью, затруднениями при попытках непосредственного использования результатов имитационного следообразования в интеллектуальном (рефлексивно-мыслительном) обеспечении действий (рис. 35) [3].



Чтобы интеллектуально обсуждать действия, необходимо прежде всего иметь "место", где осуществляется подготовка к перестройке действия, где строятся и перестраиваются образы, где они используются в различных рефлексивных функциях. Затем нужны сами образы. Интеллектуальный механизм, обладающий своей специфической устроенностью и зависящий в своем устройстве от "морфологии" (массив образов) и функций (внутренней — бытия образов и внешней — рефлексивного использования), сам по себе интегрирован в целое психики и испытывает его воздействие. Бессознательная часть интеллектуального механизма — это изначальная база всех более развитых форм — за счет рефлексивного самопознания и самоотношения выделяет сознательную модификацию механизма. Она становится вместилищем сознаваемых образов и фактором активного влияния на "взаимоотношения" образов их трансформацию и применение со стороны чувственных механизмов, потребностного состояния и его динамики, "Я" и его рефлексивно-корректировочной и волевой активности (рис. 36).





Сознательная составляющая возникает прежде всего в использовании знаковых средств коммуникации и общения. Вместе с совершенствованием знаковых средств, механизма языка, способов его трансляции и приобретения языковых способностей у людей возникает языко-культурный слой модификации бессознательного интеллектуального механизма, так же, как и иных механизмов (чувственно-оценочного, мотивационно-потребностного и др.). Основу модификации составляет переход от конкретных образов к абстрактным, к содержаниям иного типа (несозерцательного), а затем и переход от "естественного" течения образов к логически оформляемым переходам от содержания к содержанию, к "оискусствлению" этого процесса. Это требует уже подчиненности "внешним" (культурным) требованиям к содержательному манипулированию. Для реализации необходимого человеку следует формировать основание произвольности манипулирования и соответствия требованиям — "Я" или самосознание, его и познавательного, и корректировочного (рефлексивно-корректировочного) бытия.

Итак, мышление первоначально связано с течением образов и их использованием в организации действия. Затем оно усложняется трансформационными возможностями, выражающимися в структурировании образов и параллельным существованием имитационных и структурированных образов, совмещением положительных следствий параллелизма и отрицательных следствий параллелизма. На следующей стадии происходит вмешательство языковых систем, которые направляют трансформацию и структурирование в русло построения абстракций и их объединений. Вместе с этим возникает сервис сознания, а затем — самосознания, внутреннее структурирование управленческого (рефлексивно-самоорганизационного) звена психики — "Я".

Рефлексивные функции порождают три базовые формы мышления — отражающие, проблематизирующие и депроблемати-зирующие. Однако все они до использования языка, возникновения сознания и самосознания, придания самокоррекции организованного и социокультурно значимого характера являются лишь предпосылками того, что называют проблема, задача, норма (включая норму процесса и результата — цель). Так как вместе с использованием языка, совершенствованием организации мыслекоммуникативного процесса и механизма меняется сама форма отражения, то можно указать общую схему прихода к задаче и проблеме, к более общим типам норм (стратегия и др.).

Наиболее привычный тип мышления — это мышление в коммуникации, при понимании текстов, при построении текстов (автора и критика). В мыслекоммуникации носитель языка включен в условия и систему требований, придающих его внутренним процессам мышления определенность и организованность. Статической стороной процессов мышления выступают образы, представления. Специфика языка, как системы средств мыслекоммуникации, состоит в том, что эти образы и представления разделяются на два крайних типа — смыслы и значения. Структурные и содержательные свойства смыслов зависимы от индивидуальности мыслителя, ситуации и ее динамики, тогда как значения стоят над ситуацией и индивидуальностью и выступают как социокультурные средства, конструктивные и обобщенные. Благодаря этим особенностям мышление приобретает те качества, которые и являются специфическими для современной культуры мышления. Их конструктивизм, надиндивидуальность, обобщенность, надситуативность предопределяет трансформации в сознании, появление надиндивидуальных замещений первичных смыслов (рис. 37) [3].

В силу важности последствий появления в сознании значений, а затем и их особого типа — понятий, остановимся более подробно на их качествах, выделенных во многих исследованиях (табл. 30).





Мы видим, что представления этого типа создаются в мысле-коммуникативных взаимодействиях. Когда первичные, индивидуальные, ситуационные и т.п. представления перестают быть эффективными в понимании, появляется потребность в средствах преодоления эгоцентризма индивидуального мышления, в результатах "коллективного" мышления, в доказательности и несубъективной убедительности, тогда "смыслы" перестраиваются, обобщаются, конструктивно замещаются и т.п. и становятся значениями. Они утверждаются в согласовании всех заинтересованных сторон в дискуссии или конструируются с направленностью на будущее утверждение согласующимися. Так как первичные представления возникают, прежде всего, в познании, а все иные направленности использования образов объектов опираются на "познанность", на выявленность объектной сущности, то переход к "значениям" сопровождается и усилением познавательного эффекта, углублением, приближением к отражению сущности.

Сам переход к сущности меняет субъективную ситуацию в человеке, трансформирует его содержание сознания. При этом сам механизм сознания и самосознания приводит динамику смыслов в соответствие с требованиями языковых значений, нового типа содержаний. Для интеллектуального саморазвития важен переход от смыслов к значениям путем самостоятельных усилий. Использование содержательных конструкций парадигмы языка, значений, и порождает оформление процессов, появление логики. Вместе с включением в мышление языковых средств и закреплением за знаками языковых значений сам мыслительный процесс перестает быть зависящим только от внутренних факторов, а в реагировании на внешнее — их рассмотрение как случайного набора условий.