Банковский кредит: проблемы теории и практики

§ 5. Предмет исполнения кредитного обязательства

Предметом исполнения кредитного обязательства могут быть только деньги, но не иное имущество (вещи). В российском гражданском праве первые работы, связанные с изучением правовой природы денег, датировались концом прошлого века, в частности работы П. Цитовича <1> и М. Литовченко <2>. Тогда самое легальное определение денег строилось на фундаменте экономических категорий. Согласно этому подходу деньги рассматривались как универсальное меновое благо, которое легитимизируется государством как абстрактная единица ценности и всеобщее законное (принудительное) средство.

--------------------------------

<1> См.: Цитович П. Обязательство по русскому гражданскому праву. Харьков, 1887; Цитович П. Деньги в области гражданского права. Харьков, 1873.

<2> См.: Литовченко М. Деньги в гражданском праве. Киев, 1887.

 

С правовой точки деньги являются особой разновидностью родовых вещей, которым свойственна "циркуляторная" функция, а именно способность служить всеобщим орудием обращения <1>. Так, Л.А. Лунц отмечал, что деньги, являясь родовыми вещами, "определяются в гражданском обороте не по своим физическим свойствам, а исключительно по числовому отношению к определенной абстрактной единице" <2>. Подобный подход в определении сущности денег характерен и для современной правовой науки. В частности, А.П. Сергеев, определяя деньги как родовые, заменимые и делимые вещи, указывает, что "отмеченные свойства денег определяются не естественными свойствами и количеством отдельных купюр, а выраженной в них денежной суммой" <3>. Отсутствие "физических" признаков характерно и для некоторых других предметов, определяемых родовыми признаками, в частности ценных бумаг.

--------------------------------

<1> См.: Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. С. 95.

<2> Там же. См. также: Советское гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. В.П. Грибанова, С.М. Корнеева. М.: Юридическая литература, 1979. С. 185.

<3> Гражданское право: Учебник. Ч. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М.: Издательство "ТЕИС", 1996. С. 180.

 

Общепризнанное деление вещей на индивидуально-определенные и родовые весьма условно и подвижно, что не раз отмечалось в юридической литературе. Тем не менее содержание термина "родовая вещь" достаточно определенно. Так, еще ст. 66 ГК 1922 г. определяла в качестве таковых вещи, определяемые числом, весом, мерой. Несмотря на то что российский законодатель отказался от закрепления понятия родовой вещи в действующем Гражданском кодексе, содержание его по сравнению с ГК 1922 г. не изменилось: "Если приобретаемая покупателем вещь определена лишь количеством (числом, мерой или весом) и характеризуется признаками, общими для всех вещей данного рода, налицо родовая вещь" <1>. То есть можно вести речь о некоем качественном состоянии или количественной мере (физических свойствах), которыми индивидуализируются в гражданском обороте родовые вещи <2>. Однако, учитывая признаки денег как родового предмета (денежной суммы), можно говорить о некотором содержательном несовпадении этих признаков с признаками "физических" свойств всех остальных родовых предметов. Деньги ограничены признаком конкретной суммы, поэтому при предоставлении банковского кредита значение имеет сумма, а не элементы, составляющие эту сумму. Указанная ограниченность дала возможность некоторым ученым говорить "не о роде вообще, а об ограниченном имущественном роде" <3>, т.е. о признании за деньгами признаков вещей ограниченного рода. Так, Б.Л. Хаскельберг и В.В. Ровный определяют, что "ограниченный род в данном случае может определяться по признаку номинала (нарицательной стоимости) денежных средств, которые заимодавец предоставляет заемщику и (или) из числа которых должник обязуется исполнить обязательство, поскольку кредитор согласился принять исполнение именно из этих вещей, остановив свой выбор на вещах этого круга" <4>. Однако заметим, не вдаваясь в дискуссию о природе вещей ограниченного рода, что этими же учеными сделан и другой вывод, согласно которому "помимо особых физических свойств отдельных вещей родовое существо некоторых гражданско-правовых объектов могли бы обеспечивать их биологические качества" <5>. А значит, и они допускают возможность существования отличного от физических свойств признака родовых вещей. Представляется, что денежная сумма, посредством которой выражены деньги (кредит), и есть то родовое существо, отличное от физических свойств большинства объектов гражданских прав.


--------------------------------

<1> Там же. С. 177.

<2> См. также: Советское гражданское право: В 2 т. Т. 1 / Под ред. О.А. Красавчикова. М.: Высшая школа, 1985. С. 182.

<3> Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Индивидуальное и родовое в гражданском праве. Иркутск, 2001. С. 66.

<4> Хаскельберг Б.Л., Ровный В.В. Указ. соч. С. 66.

<5> Там же. С. 58 - 59.

 

Выступая всеобщим орудием обращения, деньгам помимо рода свойственны признаки оборотоспособности, заменимости, делимости и непотребляемости.

Деньги оборотоспособны (п. 1 ст. 129 ГК РФ) - они могут свободно отчуждаться и переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом. Однако не все юридические свойства вещей присущи деньгам. Так, если вещи могут быть предметом договоров купли-продажи, то деньги выступают в этой роли не как правило, а, напротив, скорее в порядке исключения (например, старинные деньги).

При предоставлении банковского кредита денежные средства, как правило, должны быть выражены в рублях, являющихся законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости на всей территории России (ст. 140, 317 ГК РФ). Кредит может предоставляться в рублях в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте или условных единицах. Данное право сторон зафиксировано в п. 2 ст. 317 ГК РФ: "...подлежащая уплате в рублях сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законом или соглашением сторон". Поэтому именно использование денежных средств в валюте Российской Федерации определяет их неограниченную оборотоспособность.

Что касается оборота денег, выраженных в иностранной валюте, то необходимо учитывать, что последняя относится к объектам ограниченно оборотоспособным (ст. 129 ГК РФ), поскольку использование иностранной валюты, а также платежных документов в иностранной валюте при осуществлении расчетов на территории Российской Федерации по обязательствам допускается в случаях, в порядке и на условиях, которые определены законом или в установленном им порядке (п. 2 ст. 140 ГК РФ, п. 3 ст. 317 ГК РФ). Возможности и условия использования иностранной валюты при банковском кредитовании определяются специальным законодательством о валютном регулировании и валютном контроле. При кредитовании в иностранной валюте в качестве кредита предоставляются средства в денежных единицах иностранных государств, международных денежных или расчетных единицах, относимые Федеральным законом "О валютном регулировании и валютном контроле" <1> к разряду валютных ценностей. Кроме того, Законом о банках и банковской деятельности определен перечень банковских операций, подлежащих обязательному лицензированию, предметом которых может выступать как национальная валюта, так и иностранная.

--------------------------------

<1> Федеральный закон от 10 декабря 2003 г. N 173-ФЗ (в ред. от 5 июня 2007 г.) "О валютном регулировании и валютном контроле" // СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4859.

 

Деньги заменимы по количеству и роду. При этом заменимость по количеству аналогична заменимости таких вещей, как нефть (заменима по объему и весу), зерно, серийно выпускаемые массовые изделия. Деньги выступают обезличенно как заменимые вещи, определенные родовыми признаками, количество которых установлено в принятых денежных единицах.

Признак заменимости важен при определении сущности исполнения денежного обязательства, а именно исполнение такого обязательства никогда не может стать объективно невозможным <1>. Важно учесть, что для его исполнения значение имеет не столько возможность погашения долга денежной суммой, выраженной в денежных знаках кредита, сколько возможность несовпадения валюты долга и валюты платежа. Так, Л.А. Лунц, определяя признак заменимости одного рода денег другим, справедливо указывал: "Если обязательство должно быть исполнено путем передачи определенной суммы определенных денежных знаков, которые в момент платежа не находятся больше в обращении, то платеж должен иметь место так, будто бы условие о платеже определенными денежными знаками не имело место... в отношении других предметов, определенных родовыми признаками, в этом случае обязательство считалось бы погашенным за исчезновением всего рода..." <2>.

--------------------------------

<1> См.: Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. С. 101.

<2> Лунц Л.А. Указ. соч. С. 101.

 

Это же касается и заменимости рода денег в зависимости от разграничения денег на российскую и иностранную валюту. Иностранная валюта может быть предметом исполнения обязательства по предоставлению кредита, что не означает невозможность замены валюты долга при исполнении обязательства. Любое обязательство, материальным объектом которого выступает иностранная валюта, может быть исполнено в национальной валюте Российской Федерации без каких-либо ограничений в пользу иностранной валюты (в частности, не могут устанавливаться комиссия за возможность расчета в отечественной валюте, повышенный курс иностранной валюты по сравнению с установленным в случае расчета в рублевом эквиваленте и т.п.). Как справедливо отмечает В.А. Белов, "речь идет не о простой возможности погасить деньгами (законным платежным средством) долг любого содержания, а о возможности одностороннего выбора должником предмета исполнения между иностранной и национальной российской валютой" <1>. Причем испрашивание согласия кредитора на замену рода исполнения не требуется, поскольку "ущемление прав кредитора здесь не происходит, ибо никто не лишает его возможности приобрести за полученную рублевую сумму необходимый ему валютный эквивалент" <2>.

--------------------------------

<1> Белов В.А. Денежные обязательства. М.: Новая правовая культура, 2007.

<2> Там же.

 

Деньги делимы. Однако данный аспект имеет двоякий подход. Первый соответствует общему смыслу делимых вещей (ст. 133 ГК РФ) - деньги являются делимой вещью, поскольку раздел денег в натуре возможен на деньги (банкноты или монеты) меньшего номинала, т.е. речь идет о размене денежной купюры (монеты) большего достоинства на купюру (монету) меньшего. Второй подход определяет универсальность денег, позволяет выделить из любого имущества соответствующую часть (долю) посредством ее денежной оценки. Так происходит при выделении из общего имущества доли сособственника путем выплаты денежной компенсации; при разделе общей собственности, при ликвидации товарищеских отношений посредством превращения в деньги тех предметов, которые подлежат разделу между товарищами; при удовлетворении требований кредитора за счет доли участника общей собственности и т.п.

Деньги относятся к непотребляемым вещам. Однако если в отношении всех вышеуказанных признаков денег особых разночтений в правовой науке нет, то по поводу возможности потребления денег в гражданском обороте существует как минимум две точки зрения, исходным началом для которых выступают отличное понимание существа денег. Так, Л.А. Лунц, для которого отправной точкой стало определение денег как оборотного капитала, определяет деньги потребляемыми, "поскольку они исполняют свое назначение тем, что получают употребление в качестве платежа, т.е. отчуждаются их собственником... деньги могут быть только однажды использованы в процессе производства" <1>. На потребляемость денег указывают и другие источники. В своей книге "Система римского права" В.М. Хвостов, изучая институт залога в римском праве, отмечает, что в целях обеспечения обязательства должник передавал кредитору в собственность ПОТРЕБЛЯЕМЫЕ ВЕЩИ (В ОСНОВНОМ ДЕНЬГИ) (выделено мной. - С.С.), а кредитор после исполнения должником его обязанности возвращал ему такое же их количество назад <2>. Другой же подход основан как на доктринальном понимании непотребляемого предмета, так и на сущности денег через теорию прибавочной стоимости (движения капитала). Согласно данному подходу деньги, выступая непотребляемыми, не теряют своих натуральных свойств в процессе их использования. Кроме того, одной из особенностей денег как товара является то, что в нормальном имущественном обороте деньги всегда дают некоторый "прирост" независимо от усилий владельца. Для кредитной сделки, как отмечает Е.А. Суханов, "возврат денег по обязательству всегда предполагает их возврат в соответственно увеличенной сумме" <3>. Другими словами, деньгам всегда свойственно приращение.

--------------------------------

<1> Лунц Л.А. Указ. соч. С. 102.

<2> См.: Хвостов В.М. Система римского права. М.: Спарк, 1996. С. 340.

<3> Суханов Е.А. О юридической природе процентов по денежным обязательствам // Законодательство. 1997. N 1.

 

Приведенные признаки денег не могли не сказаться на особенностях исполнения обязательства по предоставлению кредита, основанного на кредитном договоре, который помимо всего прочего относится к договорам на передачу имущества в собственность.

К отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные для договора займа, если иное не установлено правилами ГК РФ о кредитном договоре и не вытекает из существа кредитного договора (п. 2 ст. 819 ГК РФ). Применительно к договору займа ст. 807 ГК РФ прямо говорит о переходе предмета договора в собственность заемщика: "Одна сторона (заимодавец) ПЕРЕДАЕТ В СОБСТВЕННОСТЬ (выделено мной. - С.С.) другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определяемые родовыми признаками..." В определении кредитного договора отсутствует указание на передачу денежных средств в собственность. Но не вызывает сомнений, что с момента предоставления кредитором заемщику кредита он находится в собственности последнего. Подтверждение правила о переходе права собственности на деньги к заемщику по кредитной сделке находим и в п. 1 ст. 823 "Коммерческий кредит" ГК РФ: "Договорами, исполнение которых связано с передачей в СОБСТВЕННОСТЬ другой стороне денежных сумм..." (выделено мной. - С.С.).

Положения гражданского законодательства о переходе права собственности на предмет договора от заимодавца к заемщику соответствуют позиции, изложенной еще в Дигестах, одном из основных источников римского частного права, где заем характеризовался следующим образом: "Дача взаймы состоит в передаче таких вещей, которые определяются весом, числом или мерой, каковы, напр., вино, масло, зерно, деньги; [в этом случае] мы даем такие вещи с тем, чтобы они поступили в собственность получающего, а мы впоследствии получили бы другие вещи такого же рода и качества" <1>.

--------------------------------

 

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

 

<1> Римское частное право / Под ред. И.Б. Новицкого. М.: Новый юрист, 1997. С. 361.

 

Если исходить из такого признака права собственности, как возникновение права собственности в отношении индивидуально-определенной вещи, то, для того чтобы кредит (родовые вещи) можно было рассматривать в качестве объекта права собственности, необходимо выяснить, в какой момент происходит его индивидуализация.

Науке гражданского права известны две системы перехода права собственности, а именно система соглашений (консенсуальная система) и система передачи (традиции). При консенсуальной системе переход права собственности связывается с моментом совершения договора, а при системе традиции - с моментом передачи вещи. Российская доктрина, отдавая предпочтение второй, что вытекает из содержания нормы п. 1 ст. 223 ГК РФ, диспозитивно предполагает возможность и установления иного момента возникновения права собственности (в силу закона или договора), в том числе и на основе консенсуальной системы. Но если для индивидуально-определенной вещи нет необходимости определения момента ее индивидуализации, поскольку она уже по существу является таковой, то для родовой вещи такой момент может определяться, во-первых, если индивидуализация родовых вещей производится в форме передачи последней, которая и приводит к перенесению права собственности на приобретателя, во-вторых, если родовые вещи индивидуализируются независимо от передачи, они становятся индивидуально-определенными, моментом заключения договора, к которому стороны и приурочили переход права собственности <1>.

--------------------------------

<1> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. С. 391.

 

При определении момента передачи кредита важно учесть, что в регулировании кредитных операций огромную роль играют нормативные акты Банка России, принятые им в соответствии с полномочиями, предоставленными Законом о Банке России. Так, порядок предоставления (размещения) денежных средств, а также их возврат регламентируются Положением Банка России от 31 августа 1998 г. N 54-П (с изм. от 27 июля 2001 г.) "О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)" <1> (далее - Положение БР N 54-П). Согласно п. 2.1 указанного Положения предоставление банком денежных средств юридическим лицам осуществляется только в безналичном порядке путем зачисления денежных средств на расчетный счет, текущий или корреспондентский счет, в том числе при предоставлении средств на оплату платежных документов и на выплату заработной платы. Денежные средства физическим лицам предоставляются в безналичном порядке путем зачисления денежных средств на счет физического лица в банке либо наличными денежными средствами через кассу банка. Следовательно, моментом возникновения права собственности будет считаться момент передачи денег кредитором заемщику как приобретателю по кредитному договору, если иное не установлено законом или договором (п. 1 ст. 223 ГК РФ). То есть моментом является непосредственно "физическое получение" наличными или путем перечисления денежной суммы на банковский счет заемщика, что соответствует "системе традиции".

--------------------------------

<1> Вестник Банка России. 1998. N 70 - 71.

 

Кроме того, моментом возникновения права собственности у заемщика можно считать и исполнение третьему лицу, которое признается сторонами надлежащим (ст. 224 ГК РФ). Таким образом, кредит может считаться полученным и в других случаях, если кредитор и заемщик установят в кредитном договоре условия, согласно которым передача денежной суммы кредитором согласованному с заемщиком третьему лицу будет считаться получением денег самим заемщиком. О такой возможности писал еще Я. Рубинштейн в своей работе 1936 г.: "Обращение вновь выдаваемой ссуды непосредственно на оплату счетов-фактур, минуя расчетный счет, объясняется тем, что без этого вообще нельзя было бы выдать ссуду" <1>.

--------------------------------

<1> Рубинштейн Я. Организация и формы краткосрочного кредита. М.: Госфиниздат, 1936. С. 56.

 

В данном случае право собственности заемщика на денежные средства (кредит) возникает не в момент передачи денег заемщику (зачисления на банковский счет заемщика), а в иной момент, устанавливаемый сторонами в кредитном договоре. Такой момент возникновения права собственности не только выступает проявлением системы традиции, но и существенно отличается от консенсуальной системы, где право собственности переходит "с момента заключения соглашения".

Заметим, что в отношении заемных обязательств момент индивидуализации может иметь место задолго до заключения договора, поскольку основанием возникновения такового может стать новация долга, уступка долга. Если же речь идет о предоставлении кредита по институту финансирования под уступку денежного требования, то индивидуализация денежных средств, являющихся предметом уступаемого денежного долга, также происходит до заключения договора. В указанных случаях возникновения момента индивидуализации денежных средств общим является то, что сам факт передачи денег от кредитора к должнику по этим обязательствам отсутствует, поскольку произошел ранее и в силу исполнения других обязательств, выходящих за рамки заемного.

С моментом перехода права собственности на денежные средства (банковской кредит) возникают помимо рассмотренных и другие спорные вопросы, в частности о природе прав на "безналичные деньги", об объеме передаваемых прав в отношении кредита.

С зачислением суммы кредита на счет заемщика обязательство по предоставлению кредита считается исполненным, что должно предполагать поступление кредита в собственность заемщика. Однако при зачислении денежных средств на счет физической передачи денег не происходит. Более того, деньги, находящиеся на счете на основании какого-либо банковского договора, являются собственностью банка. Возникает вопрос: можно ли признать зачисление денежных средств на счет клиента-заемщика исполнением обязательства по предоставлению кредита.

Ответ должен быть утвердительным. Открытие счета может быть осуществлено в силу договора банковского счета (так происходит, когда заемщик, заключая кредитный договор, уже имеет счет в банке-кредиторе) либо в силу исполнения условия кредитного договора, предусматривающего открытие счета заемщику. Но независимо от основания открытия счета отношения по его обслуживанию выходят за пределы кредитного договора и представляют собой самостоятельные отношения банка и клиента, несмотря на то что последний является еще и заемщиком. В идеале процесс кредитования должен быть сведен к тому, что заемщик, получив деньги "на руки", кладет их на банковский счет. Поскольку банк-кредитор и обслуживающий банк совпадают в одном лице, выдача денег наличными с последующим их зачислением на счет поглощаются одним действием - отражением по счету клиента-заемщика денежной суммы, соответствующей размеру предоставляемого кредита. Из изложенного следует, что передача денег при зачислении их на банковский счет клиента-заемщика предполагается.

В свою очередь, в отношении зачисленной суммы клиент приобретает право требования. Существо отношений, связанных с движением денежных средств от банка к клиенту-заемщику, определяет: если денежная сумма не была зачислена на счет клиента-заемщика, то кредит считается непредоставленным, что обусловливает применение к банку-кредитору мер ответственности как к лицу, которое не исполнило условие кредитного договора; в свою очередь, отсутствие денежных средств на счете не приводит к ответственности обслуживающего банка, поскольку обязательства у него по обслуживанию счета в отношении незачисленной суммы денег наступить не могут.

Таким образом, предоставление кредита путем зачисления его на счет клиента-заемщика предполагает, что заемщик, получив кредит, распорядился им посредством зачисления его на свой банковский счет, что, в свою очередь, выступает подтверждением исполнения обязательства банка по предоставлению кредита, возникшего у него в силу заключенного кредитного договора.

Зачисление денежных средств на счет клиента-заемщика, выступая фактом, подтверждающим исполнение обязанности банка предоставить кредит, лежит за сферой действия кредитного договора и представляет собой действие по использованию суммы кредита. Денежные средства, находящиеся на банковском счете, представляют собой право требования. При этом клиент банка приобретает в отношении данного права требования право собственности. С совершением распорядительных действий по перечислению определенной денежной суммы прекращается право собственности на право требования той суммы денег, которая была перечислена (списана со счета). Игнорирование изложенного подхода приведет к тому, что за перемещением денежных средств по счетам надо будет признать признаки передачи обязательственных прав посредством уступки права.

Так, в правовой литературе высказывается мнение, что передача "безналичных денег" выступает примером уступки права. К такому выводу, в частности, приходят В.С. Ем, М.В. Телюкина при выявлении особенностей неосновательного обогащения вследствие передачи права другому лицу <1>. На их взгляд, перечисление средств со счета владельца на счет другого лица в силу ошибочно указанного плательщиком счета или в силу ошибки работника банка выступает примером передачи имущественных прав вследствие действий как лица, которому принадлежит это право (владельца счета), так и третьих лиц на основании несуществующего или недействительного обязательства.

--------------------------------

<1> См.: Ем В.С. Обязательства вследствие неосновательного обогащения в современном российском гражданском праве // Законодательство. 1999. N 7. С. 7 - 23; Телюкина М.В. Кондикционные обязательства (теория и практика неосновательного обогащения) // Законодательство. 2002. N 3. С. 8 - 16.

 

Какова же правовая природа отношений, возникающих по перечислению денежных средств со счета одного лица (клиента банка) на счет другого (получателя)?

Денежные средства клиента банка, находящиеся на счете на основании того или иного банковского договора (договора банковского счета, договора банковского вклада, кредитного договора), находятся в собственности банка, который может совершать в отношении их сделки в рамках его специальной правоспособности. Эти денежные средства обременены правом требования клиента как на их получение, так и на совершение любых иных действий, соответствующих условиям заключенного договора, закону и иным нормативным актам. В то же время в отношении права требования (имущественного права) клиент банка приобретает право собственности, тем самым реализуется конструкция "право на право".

Возникновение или прекращение права собственности на право требования к банку в отношении денежных средств, находящихся на счете клиента, зависит от зачисления денежных средств на счет, их перечисления или выдачи наличными деньгами. Так, действие по зачислению наличных денежных средств на банковский счет выступает основанием прекращения права собственности на зачисляемые деньги у клиента и соответственно основанием возникновения права собственности на эти деньги у банка. Одновременно факт зачисления денежных средств на счет является основанием возникновения у клиента права собственности на право требования в отношении зачисленных на счет денег. Стоимостная оценка права требования (имущественного права) всецело зависит от размера денежных средств, находящихся на банковском счете клиента. При списании со счета определенной денежной суммы право требования сохраняется в отношении остатка на банковском счете, что, в свою очередь, означает наличие права собственности на право требования, размер которого определяется денежным остатком.

При перечислении денежных средств с банковского счета одного лица (клиента) на банковский счет другого лица (получателя) прекращается право собственности на право требования в отношении перечисленной денежной суммы клиента, что соответственно влечет возникновение у получателя права собственности на право требования в отношении зачисленной суммы на его счет. Основанием перечисления денежных средств со счета клиента является, как правило, распоряжение (поручение) клиента, совершаемого в силу заключенного с банком договора. Зачисление денежных средств на счет получателя порождает право собственности этого лица на право требования, стоимость которого соответствует размеру зачисленной суммы денег.

Специфика отношений, связанных с движением денежных средств по счетам, заключается в том, что такое движение, как правило, опосредует отношения, возникающие из какого-либо основного договора, заключенного между клиентом и получателем (например, договора купли-продажи, договора аренды и т.п.). Зачисление денежных средств на счет получателя, свидетельствующее о надлежащем выполнении банком поручения клиента, в свою очередь, выступает фактом, подтверждающим передачу денежных средств во исполнение денежного обязательства, возникшего из основного договора. Другими словами, зачисление денежных средств на счет получателя погашает денежное обязательство клиента перед получателем по основному договору в размере зачисленной на счет суммы денег. Однако, несмотря на то что одно отношение, связанное с перечислением денег с одного счета на другой, опосредует исполнение денежного обязательства, существующего между клиентом и получателем, эти отношения самостоятельны. Одно возникает между клиентом и банком и связано с оказанием последним услуги первому по перечислению денежных средств с его счета на счет лица, указанного, например, в платежном поручении. Второе возникает из основного договора, заключенного между клиентом и получателем, в котором клиент выполняет роль покупателя, заказчика, арендатора и т.п., а получатель - это продавец, исполнитель, подрядчик, арендодатель и т.п.

Самостоятельность указанных отношений означает, в частности, то, что недействительность основного договора не может повлиять на отношения между клиентом и банком, что, в свою очередь, означает: отношения, возникающие из банковского договора, не могут быть задеты каким-либо другим договором, в котором клиент банка исполняет роль должника по возникшему денежному обязательству. В основе исполнения поручений клиента по перечислению денег лежит договор, заключенный между клиентом и банком. Этот договор выступает единственным и достаточным основанием для совершения любых предусмотренных договором действий в отношении денежных средств, находящихся на банковском счете клиента. Это означает, что движение денег со счета клиента осуществляется по поручению последнего, а следовательно, не зависит от того, существует или нет какое-либо иное соглашение с участием клиента, например, в качестве покупателя.

Поскольку любое другое обязательство, кроме обязательства между клиентом и банком, не влияет на существо отношений по перечислению денег со счета одного лица на счет другого, такое любое обязательство может существовать, может отсутствовать, может быть недействительным, что никак не отразится на действительности совершенных действий банком по исполнению поручений клиента. По этой причине, если предположить, что перечисление денег со счета клиента на счет получателя средств есть случай передачи имущественного права от клиента к получателю, выходит, что любое обязательство, существующее между ними, для целей перечисления должно рассматриваться как несуществующее по той лишь причине, что оно не может повлиять на судьбу сделки по перечислению денег, что, в свою очередь, должно означать возникновение неосновательного обогащения с позиции ст. 1106 ГК РФ. Такая ситуация выглядит по меньшей мере абсурдной.

Таким образом, перечисление денежных средств со счета одного лица на счет другого не является примером передачи права ни посредством уступки требования, ни иным образом. Существо отношения, возникающего между банком и клиентом по поводу перечисления денег, заключается в том, что объект такого отношения (действие по перечислению денег) является основанием прекращения права собственности клиента на право требования к банку на соответствующую сумму. Клиент-заемщик, давая распоряжения банку по перечислению той или иной суммы с банковского счета клиента, действует в рамках отношений, возникающих из договора банковского счета. Несмотря на возможную однородность субъектного состава кредитного договора и договора банковского счета, эти договоры самостоятельны, что исключает возможность влияния одного на исполнение другого, тем более на его действительность.